March 16th, 2007

у реки

опыты ментальных перемещений

Я люблю въезжать на Кантемировский мост.

Когда только подъезжаешь к мосту, телебашня вместе с ее забором видна снизу. Стена, забор, по верху забора накручена колючая проволока, недоступное пространство. По мере подъема пространство открывается, становится видно возвышение, на котором стоит башня, шесть могучих опор, вход в центральный столб с лифтом. Троллейбус карабкается на мост медленно, я успеваю разглядеть подножие башни во всех подробностях. Какая-то строительная ерунда там сложена, и башня нависает над всем этим стопкой концентрических шестиугольников. Я думаю о том, что было бы неплохо туда зайти, посмотреть на башню снизу. Возвышение кажется нетронутым, как свежий снег, который очень хочется потоптать именно потому, что что-то внутри против этого протестует. Я совершенно забываю о том, что вокруг - забор и колючая проволока, я захожу, я смотрю на башню снизу. Троллебус переваливает через середину моста и основание башни прячется за горизонтом.

А сегодня, проезжая мимо башни, я поняла вдруг, что помню, как смотрела на башню снизу, словно это была я, а не моя виртуальная проекция. И даже удивилась, что вокруг стена. Все получается так легко рано утром, когда еще почти спишь. Это как управлять сновидениями, только легче. Попросите меня наступить лето, пока я не проснулась.

Много лет назад мой приятель поставил на стол, хитро изогнув, маленькую бамбуковую циновку, подставку под тарелку, и предложил "Вот зайди сюда". Я зашла туда, я помню бесконечный уходящий вверх забор, собранный из гладких бамбуковых палочек; помню, что это именно я там была - пусть это и была виртуальная копия ростом в два сантиметра.

В силу многоразности мира много лет спустя бамбуковая циновка обернулась мемориалом Холокоста в Израиле и подтвердила изгибом бронзового свитка воспоминание о первом опыте ментальных перемещений. Конечно, я туда зашла и глянула вверх. Все было совершенно такое.

Страшно представить, чем окажется рифма к телебашне.