February 24th, 2007

капитан Тренд

тряпочное сердце как рефрен

Когда я уходила из дома, дети смотрели стаааренький фильм a-las телеспектакль "Волшебник изумрудного города". Так-то дешевка, но вот доспех, из которого состоял Железный дровосек, был диво как хорош. Настолько хорош, что я, кажется, засмотревшись, расплавила Ксе ручку от сковородной крышки, если, конечно, она не была такой раньше. Сочетание резного металла с хитромудрой чеканкой и абстрактными шестереночками, гармонично вставленными в некоторых местах. И дверца на месте сердца.

Потом мы выставку открывали - утомительно-феерически, с толпой народа, и у многих многое купили, и я, расслабившись на продаже пары картин и пары фенек, купила нам смешную войлочную рыбку-шкатулку с пеппиными косичками, с двумя сердечками вместо глаз и с еще одним, запасным, внутри, во рту - ну или не во рту, а просто внутри, это ведь все зверюшкины потроха и есть.

А еще позже, в Барвихе, после закрытия открытия, я достала рыбку похвастаться, и обнаружила - в смысле, вынула наружу - это самое запасное сердце, и вспомнила, что во мне уже такое есть, подаренное мне не кем-нибудь, а дровосеком.

Железный дровосек получил от Гудвина настоящее шелковое сердце, подвесил его в грудь, за дверцей, и отправился рубить лес. Под влиянием волшебного сердца он постепенно превратился обратно в человека, у него выросло собственное сердце, мясное, а шелковое, потерявшее почти всю волшебную силу, стало совсем маленьким, и он носил его в кармане. Однажды он переехал в Германию, стал валить европейский лес, купил дом, женился - все у него стало хорошо. А потом с ним встретилась я, купил он билет на дневное катание на Штандарте. Утомительны эти ростокские катания, да еще неприятная история случилась, уехали от нас два вахтенных офицера, и сердце у меня ныло. И тогда бывший железный, а теперь просто дровосек, подарил мне запасное сердце на всякий случай - волшебное, тряпочное. И я приколола его на рубашку булавочкой.

А потом, в городе Эльсиноре, кэп решил все-таки свозить меня к доктору, и я поехала туда с моим сердечком на рубашке, а вернулась без него - то ли в шлюпке потеряла, то ли в длинных коридорах барка "Крузенштерн".

Но боцман наш Хокинс меня утешил. "Да оно просто прижилось! - сказал он радостно, - у тебя их теперь два, как у Фрая". В общем, я так и не знаю, Эльсинору я его подарила или себе.

А рыбу Аське подарю. Она книжку про Пеппи очень любит, уж очень у рыбы косички характерные.
А вот рыбкино сердце мне и самой пригодится.