January 20th, 2007

ящерка на границе

(no subject)

Узнали, каков из себя питерский аквапарк. И укупались в нем вусмерть.

Полосатая труба с воронкой такая жуткая, что я почти ничего не успела заметить на лету, но отбила локоть и налила в нос холодной воды с хлоркой.

По закрытым трубам покататься я не успела, потому что Аська меня нашла. Поначалу всех приглашенных детей (нас туда на день рождения позвали) увели развлекать тамошние "аниматоры", но Аську на большие горки не взяли по возрасту, и дальше мы уже гуляли вместе.

Мы покатались по разным горкам, полазали по скале, посидели в разных банях, покатались по "бешеной речке" на восьмигранных камерах (и так восемнадцать раз), покачались на волнах, которые были похожи на густой суп из человеков (все сбегались покачаться когда включали волну), поплавали против течения и даже поели тортика. Выяснилось, что скала приятна и безопасна, а вот о простые бассейные лесенки я отбила себе колени. Народу было так много, что проплывавший мимо мужик заехал мне в глаз, размахиваясь - гораздо лучше, видимо, ходить туда по утрам; да и чуть подешевле выходит.

Но это все фигня, а то мы аквапарков не видели. Самое прекрасное: кровля его анженерной конструкции - деревянная! Ну, то есть, опоры деревянные, крыша-то стеклянная и все отражает. Наборные гнутые балки, прекрасные, как Охтинский мост, клееные из бруса.
Вот такие чудеса происходят на восточном берегу самого мелкого моря.
девушки

Кстати: о чудесах

Сегодня, вытащив из новой сумки, к которой еще не привыкла, две последние десятки (не в смысле последние деньги, там дальше всякое крупное начиналось), одну спросонья уронила. В абсолютно темной утренней маршрутке нашла ее не сразу; а за это время один из соседей уже успел за меня заплатить. Последовал обмен странными взглядами: "ох, ну ничего себе" - посмотрела я, "какое ты впечатление производишь на немолодых людей" - посмотрел на меня юноша, который ждал от меня второй десятки, чтобы передать; а собственно добрый самаритянин запрятал глаза под бровями так, что они вообще пропали. Ну, заплатил и заплатил. Я свою десятку нашла и ему вернула.

И посмотрела на него потом. У него оказалось лицо, которым у меня изрисованы все клочки бумажки вокруг компьютера - пытаюсь нащупать лицо одного знакомого короля для следующей карты, пока не ловится выражение, хотя черты лица уже определились. Вот они-то собственно и украшали промежуток между камуфляжной кепкой и камуфляжным воротником. Этакий остроносый трехтысячелетний эльф - лет пятидесяти по человеческим меркам.

Вообще говоря, я не первый раз замечаю, что у согорожан, помогающих мне чем-нибудь в транспорте, лица моих почеркушек.

Раз так, пожалуй, стоит не жалеть на них бумаги.