October 1st, 2006

девушки

бобер выдохнул!

Я закончила мега-дерева.
Три месяца чертовой работы! Плюс божественное вмешательство.
Хотя - казалось бы - взять и написать.
Вышло вот чего:

Collapse )

Честно говоря, сфотографировать его ночью удалось не слишком, но это и не очень важно, потому что оно адресное, и ребята, которым оно предназначено, увидят его живьем. А я - так, похвастаться, потому что испытываю изрядное облегчение.
девушки

а теперь продажное

А еще есть у меня белая книжка заклинаний.


Бумага, как водится, ручной работы, икейская. Камень - агат. В корешок можно вставлять ручку, она же и масштаб задает :)
Такая маленькая, потому что кусочек белой кожи был только вот такой. А хотелось.
отдаю за 500 р.
колдуем помаленьку

про Ницше и печать молчания

Как-то так вышло, что в те времена, когда я мела подряд все попадающиеся тексты, Ницше с его Заратустрой мне не попался.

А тут мне сказали, что он звучит с моей музыкой в терцию.
Но, видимо, поздно уже: не увлекает.
Раздражает меня сейчас этот евангелический тон, да и всем известно, что из его сверхчеловека фигня вышла.
А ведь должен бы зацепить, потому что сочиняет о том, куда мы сейчас постепенно выходим, на эту вот точку потери человечности, она же точка потери бинарности, она же выход на совершенно другой уровень существования. И я даже было хотела развить эту тему буковками, но почитала Ницше и передумала. Явно от превращения в текст некоторые идеи портятся; а мне вот как раз сейчас некоторые идеи портить совершенно не хочется.

Пришлось придумать печать молчания.
Нет, болтать-то можно что угодно, а вот действительно важное пускай растет пока.
ржунимагу

в процессе наведения порядка

Я решила и у себя в галерейке порядок навести.
И не зря!
Обнаружила, что в директории Джейрет, и придуманной-то для передачи родственникам всякой ерунды, куча народу разглядывает фотографии моих предков. Нет, конечно, на моих дедушку с прадедушкой, да и на прабабушку посмотреть приятно, что и говорить; но я совершенно не рассчитывала.

И, как тот Копатыч, которому пообещали, что через семьсот лет археологи с удовольствием будут раскапывать его домик, забеспокоилась: эх, а я мусор-то не вынес! Неудобно получится...
В общем, побегу, что ли, мусор вынесу.

Заодно вынесла спеллбуки в отдельную директорию в "Украшениях". Потому что они, хоть и украшают жизнь, формально все-таки записные книжки.

Теперь на первой странице галерейки - собственно художества: украшения, графика, живопись и скульптура. А на второй - глупости всякие: фотографии, архивчик, этот самый Джейрет - скорее, технический ящик, со всяким подручным материалом, мало ли что придется туда скидывать, чтобы кто-нибудь мог забрать - и "гимп с фотошопом", предназначенный в основном для афишек.
ящерка на границе

Многоуважаемый портфель

Я ведь не только в галерее порядок наводила, я и дома тоже. В том числе достала с антресолей любимый портфель, с которым когда-то ходила в школу.

Я не потому с ним в школу ходила, что он хоть каким-то боком школьный. Он и двадцать лет назад был весьма потертым мужским портфелем из мягкой кожи, с латунными замочками, антикварной вещицей. Он еще и открывается не с той стороны - кажется, хурджины так устроены. Ну, это как бы два портфеля, соединенные сверху, входом внутрь, снизу подхваченные ремнями с этими самыми пряжками. Чтобы достать из него учебник, мне приходилось целиком раскладывать его на парте, и каждый раз это было выступление, на которое недоуменно смотрел весь класс. Конечно, надо мной смеялись; но не сильно, это был еще один милый штришок к портрету гения; безумие, да, но безумие благородное. Да и историк наш Амнон Яковлевич, у которого сидела я на первой парте, портфелем был, конечно, поражен, но отнесся к нему с уважением.

И вот теперь я с ним сижу и не знаю, что с ним вообще делать.
Кожа его еще мягкая, а ведь старичок уже.
Но совершенно некуда с ним таким пойти. Если бы я ходила куда с пачками рисунков! Вся моя учеба давно закончена, и в жизни мне теперь милее сума с клапаном, куда быстро можно закинуть и так же быстро вытащить дорожную книжку, детский мячик или папку с пенальчиком. Для рисунков есть у меня хорошая папка для ношения подмышкой, кожаная, на кнопке, с кармашками для мелких набросков и патронташем для карандашей. А портфель зря пропадает, а хочется, чтобы жил.