October 20th, 2005

девушки

в ночном

Который уже вечер хочется накатать какую-нибудь поучительную телегу типа "как быть эльфом" или "школа выживания гомункулуса в резервуаре". Каждый раз мешает какая-нибудь ерунда: плохое настроение, необходимость что-нибудь сделать или Аськина просьба лечь вместе, а то холодно. В этот раз вот света не было весь вечер. Только я собралась сшить Аське чешки ("кешки"? "тапки"!), как рубануло свет, и я отправилась придумывать систему подвеса керосиновой лампы. Включили только вот сейчас. И сшить я успела только одну. Бедный ребенок, высокий подъем у нее, готовые решения не подходят. А сейчас уже спать пора, так и не расскажу я никому, как быть эльфом или чем заняться гомункулусу. Впрочем, и не спрашивал никто.
девушки

Мечта библиотекаря

Вещью, в которой я сомневалась давеча, была складная лесенка-стул. Мы с папой всегда о такой мечтали, потому что папины стеллажи поднимаются до потолка, а раскидывать стремянку каждый раз, как понадобится цитата из Вальтера Скотта, тяжеловато. Вещь оказалась березовой, и я не могла пройти мимо, хотя покупать мне надо было совсем другое; да еще и доводить ее пришлось рубанком, конструкторы не догадались снять фасочки. Но я это сделала, и подтащила ее к папиному стеллажу, и нашла то, что искала.

Искала я папино издание "Мастера и Маргариты", два небольших томика, переплетенных в холстинку и закатанных в толстую полиэтиленовую пленку. Фотокопия с журнального издания. Каждая страничка толщиною в полмиллиметра. Артефакт советских времен! Мы уже искали ее с помощью стремянки, снимали все книжки первого ряда, наглотались пыли, я нашла пособия по столярным работам 1924 года издания, профессора писали, картинки очень подробные, но Булгакова как корова языком слизала. Видимо, лёгенькая алюминиевая стремянка этим книжкам не понравилась.

В этом есть какое-то стилистическое единство: стеллаж, Булгаков, складная библиотечная лесенка. Очевидно, этого и надо было.

Зачем искала - сама не знаю. В музей отдавать и не подумаю, это же наше, семейное. Очевидно, якорюсь, пускаю корешочки в наш былой быт.

Теперь можно и Аське строить высокие стеллажи, теперь мы знаем, что с ними делать.