September 23rd, 2005

девушки

Это ведь все не всерьез

Это ведь все не всерьез! Жизнь эта вся. Работа, деньги, личная жизнь, секс всякий, воспитание детей, приличная одежда - взрослая серьезность, необходимость и оправданность. Это не всерьез. По-моему, не затем мы в мир приходим, чтобы носить всю жизнь серый костюм и серьезную маску.

Есть третьи, без особых примет, как пел тут один такой. Бог и Дьявол - две части одного великого круга, но третий - он вообще в круг не входит. Он, наверное, квадрат. И цвета у него никакого нет. Орсон Скотт Кард называет его Разрушитель. Он разбросал свои семена по всему миру, и каждый из нас такое семечко поймал и носит в кармане. Это Разрушитель научил людей делать серьезные лица, это он научил нас носить серые костюмы, это он - мастер чувства вины и вопроса зачем. Он - не смерть, смерть - это оборотная сторона жизни, он - то, что уничтожает и жизнь, и смерть во все стороны, и в пространстве и во времени, только волю ему дай. А не давай.

Мастер Элвин, когда Разрушитель близко подходил к его душе, старался быстренько что-нибудь сделать, чтобы его отогнать, и помогало - творчество - помогает. Что-нибудь неважное, ненужное, но живое, хоть корзиночку из травы. Вот потому я и делаю все время что-то, особенно когда осознаю, что чувствую его в себе; а ведь узнала я об этом много позже, чем инстинктивно начала спасаться от серой тоски разными штучками. Поэтому количественные оценки - бесполезны. Какой смысл предлагать человеку выбирать, чем он хочет заняться, оставить то, что получается пока хуже, давить на то, что получается лучше? По-моему, смысл здесь разрушительный: путь серьезности, первый росток серого семечка. Когда Бог создал время, он создал его достаточно для жизни. Хватит времени и на любезные сердцу публики тексты, и на нелюбезное пиликание на скрипке. Главное, чтобы Разрушитель отступил.

Нет, не то, чтобы мне не хотелось стать великим художником или популярной рок-звездой. Конечно, и я ношу в кармане это поганое семечко, куда денешься. Но я помню, что среди женщин великих художников не было, а для песенной популярности я не слишком общее место, да и голос у меня так себе - в конце концов, надо помнить, что я это делаю не для того. Пусть только он не лезет мне в душу со своими зачем, со своей важностью, со своим забвением. Лучше я останусь вечной зверушкой, дитём бессмысленным и беспощадным, дочери своей сестрой, маленькой дикой хозяйкой, чем дам этому семечку прорасти.

UPD: Что же касается единственно серьезного, то - да, это процесс творчества. Да, как-то это плоско звучит, видимо, это еще не все. Где-то так: на перекрестке творчества и радости есть точка, которая и работает как смысл жизни.
девушки

Очередной шкаф

Разобрала еще один шкаф.
Не знаю, можно ли бороться с Разрушителем разрушением, но настроение поднялось.
Остался последний, самый страшный. Дарить никому уже не предлагаю, его легче пристрелить, чем разобрать-собрать.
И тогда у меня в мастерской появится наконец место для мольберта.