August 30th, 2005

девушки

Столик

Есть, есть и у меня волшебный чердак с большим количеством страшного хлама!

Когда-то, когда я сдавала дачку за деньги, жильцы навели там страшенный порядок, ужасный, все уложено стопочками, подметено, ничего не найти. Нет, не так должен выглядеть волшебный чердак. Ничего, за пять лет хозяйствования моих Достоевских все пришло в привычное и сладостное запустение. И я нашла там дубово-фанерный шкаф в разобранном состоянии (может быть, и соберу когда-нибудь никогда), крышку от воспетого мною сундука, жаль, сам не сохранился, настольную латунную лампу сталинских времен в сталинском стиле, и, наконец, полукруглый столик на четырех точеных черных ножках, с подножкой. Столешница, правда, давно уже облезает отдельно и даже потеряла кусок, но нижняя часть практически сохранилась. Я стащила его вниз, отмыла и поняла, что теперь жить без него не смогу, пусть он и без столешницы. И потащила в город.

Оказывается, у большинства нынешних соседей (почти все из которых - съемщики), не укладывается в голове, как это ездить на дачу в электричке. Ххе, попробовали бы они сделать это в электричке - со столом! Да еще и с ребенком, который непрерывно поёт, и с датским мешком, который падает с плеча. Но я это сделала.

И теперь столик без столешницы стоит у меня в прихожей черным диссонансом на фоне светлого дерева одёжных шкафчиков. Тетя обмолвилась, что этот столик знает, но не смогла вспомнить, в каком качестве он у нас существовал.

Ну, в конце концов, не для того ли стаскивают вещи на чердак, а не на помойку, чтобы они дождались там лучших времен?
девушки

Дворы

Дворы начинались совсем рядом, напротив моего дома.

Попасть в них было совсем непросто: проход между домами был забран высоким забором, через который перелезть мы не могли, но была щелочка, в которую две небольшого размера двенадцатилетние девочки запросто протискивались.

Если бы мы могли зайти туда просто так, ничего интересного там не было бы. Подумаешь, дворики, помойки, гаражи - все как в других местах. Таких дворов пруд пруди. Но мы туда пролезали. И прыгали там потом по крышам гаражей, и, найдя новый забор, пролезали и сквозь него, и именно тогда я узнала магическую формулу "если пролезла голова - пройдет и все остальное".
А еще оттуда можно было пробраться к Саду. Не в сад - эта дверка в оранжерею Промки, ДК Ленсовета, всегда была закрыта. Но его было видно. Это было чудо: после всех наших помоек, гаражей и руин - найти целую оранжерею с пальмами. Нет, конечно, ее можно было найти и так, зайти в ДК, подняться на второй этаж и снова спуститься на первый, но это же не то.

Было еще два входа в Дворы, от метро и с площади. В том, который от метро, теперь магазин. Как раз подворотни хватило на полноценный магазин с прилавками, игрушечными автоматами и кассой. А площадной до сих пор действует, только, наверное, ведет не туда, потому что самосвалы строителей въезжают на стройку в Дворах с моей стороны, через тот самый высокий забор.

Было у нас и еще одно волшебное место, зеленый холм, принадлежащий телефонной станции. Туда тоже нужно было перелезать через забор, на холме росла ива, разбитая то ли молнией, то ли старостью, потом иву срубили, и стало неинтересно.

Иногда мне хочется снова стать Очень Маленьким Существом, чтобы залезать в закрытые места. И Аська часто просит провести ее через проходные дворы, через дырочки и щелочки, через странные места.