March 9th, 2005

девушки

(no subject)

Когда-то с одним другом, существующим только в виде текста, была у меня игра: искать во всем - другую сторону. Ну, скажем, с одной стороны видим человека - с другой стороны - эльфа, или ворона, или механизм, или тоже человека, но совершенно другого. После я прочитала об этом у Крапивина: "Этот забор на самом деле поезд". Потом у Галкиной в "Ночных любимцах". И радовалась очень.

Бывают такие дни, когда вторая сторона видна очень явно. До ужаса помогает метель, как белые очки, сквозь которые все отчетливее. Я шла сегодня по знакомой Кирочной улице, где я много лет ходила на работу, гуляла, выпивала с друзьями, покупала инструменты в подвальной лавочке, а сегодня нашла на ней совершенно незнакомое место. Оказывается, там есть Парадная улица, а на ней - остатки былой церкви, типичной крестовой постройки, не то чтоб просто без креста, а то вообще без головы; но из искрящихся в свете оранжевых фонарей снежинок над ней складывался широкий барабан и круглый купол.
девушки

Ну и я уже объявлю

Друзья уже про выставку мою многократно объявили. А я купила билеты на поезд.
Прибываем 11 марта в пол-десятого утра - время более чем человеческое :)
Снежка, мы к тебе зайдем!
А вот афишка выставки.

Открытие 12 марта в 14оо в музее Скрябина.
девушки

(no subject)

Лучшая книжка последнего времени - не Горалико-Кузнецовская "НЕТ", а "Дао Винни-Пуха". Хотя, может быть, и потому, что сразу после "Нет". В "Дао-дэ-Цзин" все-таки многовато серьезности, хоть мы и пробовали в это дело играть, но игры не вышло - "По дороге ходили три даоса: даосы ничего не имели, даосы ничего не умели, даосы нафиг никому не были нужны". То, что именно тогда меня замечательно накрыло моим собственным дао - это уже вопрос второй. А тут такая приколочка, такое несерьезное и детское чтиво, и так вставляет.

Выяснив по дороге, что "Дэ Пятачка" я забыла дома, я сразу по окончании книжки начала в это дело играть. Мир немедленно стал расслабленным, солнечным и радостным. Стоит разок сказать себе, что мне не нужно никуда бежать, ни о чем волноваться, река сама принесет меня туда, где я должна быть - и стало по слову моему. В таком настроении все складывается как бы само собой, наглухо закрытое окошко тикет-центра открывается именно тогда, когда я к нему подхожу, мне выдают такие билеты, как мне хотелось, толпа, сквозь которую по дороге туда я продиралась, как сквозь заросли шиповника, по дороге обратно - сама расступается передо мной, все мне улыбаются и жизнь прекрасна.

Только почему-то через некоторое время такой жизни я страшно устала. Радость никуда не делась, но вдруг навалилась такая слабость, словно город, увидев меня радостной, тут же начал меня есть.

Похоже, для себя и для города мне надо разрабатывать другой вариант дао.