November 30th, 2004

девушки

(no subject)

Настигают время от времени какие-то проколы пространства. То на шестом этаже дома на Мытнинской улице доносится запах костра и отдаленный голос бубна, то - там же - стук колес поезда. То вечером, на тихой освещенной кухне под стук клавиш чатящейся сестрицы на заднем плане восприятия возникает торжественный хор, и понимаешь, что это никакое не доносящееся из-за стен радио, это вообще слышится не ушами, да и никакие человеческие голоса не достигают такой бесконечной радостности. На корабле, после того, как выключалась музыка, я иногда слышала ее отголосок, продолжение, как будто корабль продолжает напевать понравившийся мотивчик себе под нос. Про то, что лица в метро кажутся то красивыми, то уродливыми, все, наверное, знают (да и метро как самое доступное воплощение Аида известно как место, где даже самые нормальные из людей склонны верить в мрачные чудеса).

А иногда на улице вдруг толкает внезапная уверенность, что вот сейчас мир вдруг изменился. Как правило, это быстро проходит и повторяется не скоро. Вот сегодня на Невском мне на минуту показалось, что я только что возникла здесь и решительно не понимаю, как оказалась в этом городе, в этом мире, в такую погоду. Почему-то я чувствовала себя не то чтобы голой, но что-то вроде того.

То ли матрица меня хэз, то ли выспаться надо бы...
девушки

Чем они думают?

Смотрим с Аськой фильму с несравненной Вупи Голдберг про поддельную монашку. Кино прерывается рекламой, одна из которых "С каталогом Эйвон вы можете делать покупки..." ну и так далее. За время фильма я успела выслушать эту фигню раз восемь, и каждый раз мне казалось, что милый девичий голосок скажет: "Скотоложество - это так приятно!"

Говорят, во времена Сталина был специальный человек для обстебывания новых лозунгов. Уж если он не найдет никакой двусмысленности, значит, лозунг можно выпускать. Сказка, наверное... Но уж для телевидения просто необходимо кого-нибудь такого нанять.