kattrend (kattrend) wrote,
kattrend
kattrend

Category:

следующие за нами

сыграли еще один хоп, и я написала, как обычно, с натуры - ну, практически. Вопреки обыкновению, писалось с офигенным удовольствием с самого начала, я как-то сразу увидела этих двоих в грибах, и понеслось.

Арсений приехал на дачу затемно. Так уж вышло, то одно, то другое, пока заехал в магазин за мясом, пока забрал новый холодильник взамен старого, исчерпавшего ресурс, оказалось, что уже совершенно стемнело, хорошо, что в прошлый раз успел выкосить проход. В свете фар успел увидеть, что возле калиток направо, к Эмме, и налево, к нему, кто-то стоит. Но погасил фары, и пошел дальше с сумкой, подсвечивая себе телефоном. Оказалось, стояла там сама Эмма, почему-то не входила. И тоже светила телефоном.

Приблизившись, понял, что происходит. Всё пространство между калитками и дальше, на проходах к домам, было покрыто грибами. Они росли плотным ковром, некуда было даже ногу поставить, не то что закатить эммину тележку.

- Здравствуйте, Арсений, - обернулась Эмма приветливо, - а у нас опятопокалипсис.

- Вы уверены, что это опята? - усомнился Арсений, - здоровенные, как лопухи. Никогда не видел столько.

- А помните, в позапрошлом году они на том же месте росли? Только тогда успели собрать. А в этот раз оба мы с вами продолбаны. Не знаю, что у вас, а у меня заказ был большой, не успела раньше выбраться.

- Что будем делать?

- Как что? Косить. Всю жизнь мечтала узнать, что такое "косить грибы косой".

- Ну у меня, к примеру, нет косы. А что это на них белое?

- Споры. Опята размножаются спорами, не спорьте с опятами. Вот смотрите, - Эмма посветила телефоном на ближайший куст грибов, - вот эти, желтенькие, можно есть. Вкусно, ничуть не хуже маленьких. А вот эти, с черными пятнами, есть уже не надо. Червивые тоже не ешьте.

- Прежде чем есть, - буркнул Арсений, - надо хоть в дом войти. Не могу топтать грибы, если они, как вы говорите, съедобные.

- Да можно просто нарвать себе букетик грибов, - отмахнулась Эмма, - и ничего это грибнице не повредит, ее вообще не задушишь, не убьёшь. Мы тут ходим ногами, возим тачки, проливаем нитрокраску, а ей хоть бы что, только пуще колосится.

Рвать грибы оказалось проще, чем казалось: стоило подсунуть руку под ковёр шляп, как внизу нащупывался центр, из которого разбегались все толстые ноги. Арсений проредил себе тропинку в сторону дома, и оказалось, что весь вал опят сконцентрирован у входа. А центр ведьмина кольца, совершенно пустой, располагался ровно на распределительном люке водопровода. Ведьмы плясали, что ли? Зная Эмму, может быть, и плясали.

Вошел на веранду, щёлкнул рубильником и вывалил добычу на стол. Грибы заняли весь стол, а ведь только тропинку в них прокопал. Ладно, разбираться будем утром. Не в темноте же отделять агнцев от козлищ.

Но и возле дровяного сарая обнаружился кустик опят, прямо на покрытой щепками земле, где всегда кололись дрова, и эти были до того симпатичные, с еще не развернувшимися в блин шляпками, что не удержался, сорвал и их.

В доме обнаружилась луковица, но картошки не нашлось. Так что и чистить грибы не стал, занялся делами: выволок дохлый маленький холодильник к сараю, водрузил на его место новый, более кубический, подключил, загрузил в него привезённое мясо и сливки для кофе, растопил печь. Ради этого момента и ехал: совершенная тишина ночного посёлка и потрескивание дров - это счастье, а всякая там ерунда вроде необходимых дел, замены проводки, вывоза металлолома - пустые отмазки.

Вышел покурить на крыльцо, привычно поднял глаза к небу, но звёзд не было, небо было плотно затянуто. И вообще, спокойствие куда-то делось. Прислушался. Кажется, что-то шуршит, скребётся, словно обступают со всех сторон какие-то враждебные сущности. Грибы пошли?! Вернулся в дом, прихватил яркий фонарь, посветил в запущенный сад. Никто не подкрадывается, грибы виднеются далеко у сарая, вроде, не подкрадываются. Да ну, перепугался, как ребёнок. Что за чушь.
Про грибы говорят другое: мол, грибной год к войне, но, во-первых, это говорят о белых, а сам ни одного в этом году не нашел, а опята - кого волнуют а во-вторых, войны нынче гибридные, и уже полтора года что-то такое происходит, бояться поздно уже.

Всё равно было не по себе. Не закрывал дом на ночь с детства - а вот теперь закрылся изнутри. Кто их знает.

Думал: войны нынче не те, вот и грибы не те. Белые былые элиты уже нерелевантны, вот опята с цепи и сорвались, где это видано, чтобы они вырастали такого размера.

Думал: а вот все вспоминают, что перед той войной белых было завались, тысячами собирали, а что было с грибами во время войны, никто не вспоминает. И спросить некого уже.

Думал: ну и что делать со всем этим богатством, когда я ни солить, ни мариновать не умею? Разве что насушить могу, и то не факт. Вот мама бы справилась. А мне проще в магазине купить. Да и не маринуют уже таких слонов.

Уснул, в общем, часам к четырём утра, проснулся разбитый. И погода с утра оказалась не очень: смурь и хмарь, сырая взвесь в воздухе, то ли дождь, то ли туман. При свете стало видно, что из грибного ковра стоит собирать. Желтые грибы действительно сильно отличались от коричневых. Взял было нож, но сразу от него отказался. Мякоть опеночных ног оказалась плотная, упругая, срезать их на корню не получалось, вырывался весь кустик, проще было так и продолжать рвать их руками. Набрал корзину, оглянулся на эммину половину: там уже всё было собрано, похоже, и впрямь косой косила. И сидела уже за столиком под ёлками с ножом и миской.

Собрал только съедобное, остальное и трогать не стал. Пускай размножаются, может, на будущий год удастся их вовремя поймать. Заодно, может, за год и рецепт маринада найдётся.

Но всё равно же понадобится картошка, сейчас-то рецепта нет. На рынок решил ехать на велосипеде, и у калитки опять столкнулся с Эммой, собиравшейся, видимо, туда же.

- А скажите мне как ведьма, - в лоб спросил Арсений, - такой вал грибов - это к войне?

Вопрос был тупой, но, поскольку грыз он Арсения со вчера, вырвался как-то сам.

- Ведьма на это отвечает, - засмеялась Эмма, - что количество грибов зависит от погодных факторов. Сначала жара, потом дожди - вот они и идут. Все эти истории про войну основаны на одном случае. Не берите в голову. Тем более, что вы без кепочки.

Действительно, кепку с надписью "нормальная работа", служившую стопором для медиумических способностей, Арсений как-то в последнее время не носил. Вернулся к шляпе, а сейчас был и вовсе без головного убора. Столько за последние годы случилось странностей, что пытаться от них прятаться было уже как-то поздновато. Но намёк показался интересным. Что такого можно увидеть без кепочки в мире отношений между человеком и грибом?

На рынке продавали нормальное: обычные единичные белые, подосиновики и подберёзовики. И вообще на рынке было как-то удивительно уютно, все друг другу улыбались, словно прощаясь перед мёртвым сезоном, а то и навсегда. Возможно, это был последний рыночный день лета. Так что Арсений на рынке как-то застрял, разглядывая грузинский сыр, абхазские приправы, собственноручно выращенные бабушками помидоры, тыквы от миниатюрных до гигантских и бесполезные патиссоны.

- Два грибных года подряд - это не к добру, - услышал краем уха, обернулся, но так и не понял, кто это сказал. Ну вот, не один я беспокоюсь.

Да ну, фигня какая, паранойя дурацкая, а ну быстро занялся делом! Арсений встряхнулся, завернул в строймаг прикупить клеммников и занялся наконец проводкой. Ничто так не помогает от паранойи, как хорошая качественная работа. И клеммники - это вам не скрутка на изоленту, оставленная предыдущими поколениями электриков, всё аккуратно, закрыто, не коротнёт. Однако, это оказалось не так быстро, как казалось. Четыре распределительные коробки, а еще на чердак бы кабель провести, так что закончил, когда уже начало темнеть, заметил это, только щёлкнув рубильником. А про грибы так и не вспомнил, а надо бы почистить. Эх, так приятно было не думать про грибы.

И тут в дверь постучали.

- Простите, что беспокою, - на крыльце стояла Эмма, почему-то очень весёлая, - я подумала, что вы весь день в доме работали и не видели. Пойдёмте, покажу удивительное. Возьмите фонарь.

У Арсения заныло в животе. Ну что за недоговорки, что там у неё стряслось?! Но фонарь взял.

Может, и зря. В свете фонаря огромный, выше арсениева колена, широкий, как тарелка, гриб выглядел совсем инфернально. За ним рос другой, вполовину ниже, с круглой еще шляпкой, но этот поражал как молния, как финский нож, да ну, какая к черту любовь, как самое неуместное, что только можно встретить в проходе между заборами. Оба гриба были белоснежными, с кремовыми чешуйками на шляпах, с ногами, округлыми и широкими снизу, сужающимися к шляпке. Арсений увидел большой гриб в какой-то другой перспективе, словно в небо уходила эпическая колонна ноги, а небо радиально рассекали тонкие белые пластинки. Ноги у Арсения подкосились, он словно уменьшался и схлопывался, пока не оказался в рассеченной белой колонной темноте.

- Спокойно, - услышал он рядом тихий голос Эммы, - держите руку. Грибы мнят себя следующими в очереди на цивилизацию. Они научили нас интернету. Их больше, чем нас. Но они ошибаются: следующие за нами - бобры, потом крысы. Так что мы не дадим им такого шанса. Сейчас может казаться, что мы всё упустили и песенка наша спета, но нет, не спета, мы ее еще споём, вы, главное, переставляйте ноги, и смотрите под ноги, а не на гриб, черт с ним, с грибом, видите? Это наши следы, мы перестроили мир под себя, и даже если дураки, которым кажется, что они наверху, всё испортят, здесь, внизу, всё так и останется, потому что мы, люди, которые всё это сочиняли и строили, ничего такого не думали, а просто строили...

Эмма говорила, говорила, Арсений бездумно шел за ней, глядя под ноги, как и было велено, и там, под ногами, видел ту самую прекрасную фрактальную структуру, которая представлялась ему перед крепко зажмуренными глазами или в самых прекрасных из его таблиц. Прекрасный фрактал светлел, дробился, сливался во всё более мелкий рисунок, пока Арсений не обнаружил себя сидящим, привалясь, к столбику забора, и гриб перед ним был - ну, гриб и гриб, огромный, конечно, но не в пол-неба, Эмма присела рядом с ним на корточки.

- Вот зря вы кепочку не носите, - пожурила она, - ну да ладно. Опыт есть опыт. А это просто гриб-зонтик. Они, конечно, раньше не росли севернее Псковской области, но всё движется на север. Ладно, поднимайтесь. Простите. Я не думала, что он вот так вас сразу в транс вышибет. Приглашаю вас его вместе съесть. Ну, в качестве победы и всяческого одержания.

- Съесть?! - выдавил Арсений, - это что, еще и едят?!

- И не просто едят, - засмеялась Эмма, - это очень даже вкусно. Вот видно, что вы на севере росли. Это просто жарится в кляре, - она нагнулась, сорвала оба гриба и вскинула на плечо, как два зонта сразу, Арсений содрогнулся, - особенно шляпки. Приходите к десяти, я их как раз пожарю.

Грибы-зонтики действительно оказались отличные, хрустящие, хотя Арсений подступал к ним с изрядной опаской. Но, раз уж всё удалось, кепочку так и не надел. Эмма права, опыт есть опыт.
Tags: городские шаманы, тексты
Subscribe

  • продолжение

    Про "Пиздец не вечен": я вот парилась, что ребята не дают эту табличку с зеркала снять, дети же заходят, и вот как раз на мастер-класс пришло аж…

  • фиговый акционизм

    Мы закупаем еду после работы в ночном Перекрестке, потому что он рядом, но овощи там выглядят довольно по-советски. Однажды мне довелось побывать на…

  • что шаману приносить

    Нам тут внезапно понадобился гуммиарабик. Это Зябла у меня увлеклась производством акварельных красок, потому что настоящий художник должен уметь…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments