kattrend (kattrend) wrote,
kattrend
kattrend

Categories:

часы с совой и другие штуки

А это вот текст из позапредыдущего хопа игры. Предыдущий я пропустила, потому что вертолёты были в моей голове и насморк в носу. А теперь даже хватило и на текст написать, и к себе перевыложить. Потому что хочу, чтобы эти маленькие белые следы были и у меня. Кроме того, оба текста оказались приблизительно на одну и ту же тему, что, в общем, и не страшно, учитывая, что это всё фактически одна и та же книжка.

- А если повернуть эти часы лицом к стене, у нас будут часы с дятлом, - с сомнением сказал Ёксель.

- Стены-то войлочные, - покачала головой Яна, - дятел увязнет.

Часы достались в груде всякого другого. С тех пор, как Ёксель снял себе мастерскую в новом лофте на Васильевском, она немедленно начала наполняться странным: посудой в форме драконов, трехногой мебелью, пиджаками былых эпох, коробками с пуговицами, кривыми подрамниками. Лофт Ёкселю достался совсем пустой: голые бетонные стены, даже дверь пришлось навешивать самим, пыльное окно и железные балки потолка, а больше в помещении ничего и не было. Ну да ничего страшного: лофт быстро оброс благодаря добрым людям и сообществу "Страшные вещи". Например, переноской электричества в этой мастерской работала ярко-розовая свинья, вся покрытая пятачками. Стены Ёксель обнёс конструкцией из бруса, надеясь потом навесить на нее что-нибудь художественное, по мере появления материала, и тут девочек унесло в войлок, и все как безумные принялись валять из цветной шерсти абстрактной формы войлочные коврики и набивать их на стены в случайном порядке. Все мечтали о ковре, но для ковра надо было собираться всей компанией и валять его прямо на месте, а до воды в лофте надо было идти до конца коридора, да и вода там была только холодная. А потом ковёр и вовсе потерял актуальность, потому что мастерская заполнилась странными предметами. Кубометр книжек. Коллекция резиновых троллей, среди которых были раввин, католический священник и друид. Половинка ванны, отпиленная болгаркой и обёрнутая монгольским одеялом. Огромный рулон крафтовой бумаги, закатывать который пришлось втроём. И, наконец, собственно мольберт Ёкселя, ради которого всё и затевалось - затиснутый в угол и забытый, потому что Ёксель который день сидел с книжками и скотчем и заворачивал книжную лотерею.

Запланировали на выходные акцию: раздачу страшных вещей с лотереей. Потому что мастерскую надо отбивать, а от вещей избавляться. Всё случилось спонтанно: сначала Ёкселю пришлось нарисовать в темном дворе бычка, а потом оказалось, что не рисовать не получается, и всё завертелось. Из ниоткуда нарисовалась компания милых сумасшедших девушек, войлочные стены, начались акции, перфомансы и жертвоприношения. Никто не ожидал, что жертв будет так много, и что некоторые из них будут такими сложными для осознания.

Накануне девочки разложили предметы по категориям: отдельно одежду (некоторая с тремя рукавами), отдельно книжки, отдельно всякие неопознанные металлические детали, из которых при желании и при наличии болтов можно было бы собрать звездолёт, но пока никто не собрался, отдельно игрушки, из которых уже отчасти что-то собрали. Теперь Ёксель решил завернуть уже всё, что подвернётся, помечая обёртки намекающими картинками. После первой сессии с обёртыванием скотча в мастерской практически не осталось, пришлось купить эпический совершенно рулон, чтоб уж точно хватило, и целую коробку простых черных маркеров.

- Ладно, я пойду, - раздался голос Яны, и Ёксель с недоумением осознал, что Яна всё еще медитирует на часы, а его самого, кажется, унесло в бескрайнее море крафта и скотча. - Ты тут на ночь, что ли, остаёшься?

- Никакого смысла совершать ошибку и выходить из комнаты, - покачал головой Ёксель, - и вообще давно хотел тут переночевать. Тут такой лабиринт.

- Ну тогда пока.
Казалось бы, Яна последние полчаса молчала и не подавала сигналов, а без неё всё сразу изменилось. Сразу ощутилось молчаливое пустое пространство лофта, его темнота, гулкость и одиночество. Ёксель встал, поплотнее закрыл обитую войлоком дверь, обошел мастерскую по периметру, а потом всё-таки забил гвоздь в то место стены, где, как он помнил, точно была балка, и водрузил на гвоздь ходики. Оттянул чугунную шишку вниз, завёл ходики прицепленным к шишке ключиком. Ходики послушно затикали, и это немножко спасло обстановку.

Ёксель вернулся к своему занятию. Хотелось всё запаковать до того, как Марсианка принесёт картины. Да, выставка тут тоже планировалась, и Ёксель предпочитал не думать, какими будут эти картины, учитывая, что нарисовано у Марсианки на ботинках. Неважно. Главное, освободить ей место, а дальше пусть всё идёт, как идёт.

И тут оказалось, что у ходиков есть дополнительное свойство: они заставляют напряженно ждать, когда же выскочит кукушка. Полночь Ёксель уже пропустил: завёл часы в ноль десять. Была небольшая надежда на половину первого, но это не у всяких ходиков бывает, а в час будет всего одно ку-ку. А кукушку разглядеть хотелось.

Понял, что, ожидая кукуканья, никак не может сообразить, какой картинкой пометить книжку Дейла Карнеги, и сидит с ней уже десять минут. Отложил книжку и маркер, еще десять минут ходил из угла в угол, потом споткнулся о коробку с фигурками из киндер-сюрприза, еще десять минут разглядывал фигурки, а потом расставил их по подоконнику. В той же коробке нашлась пачка зубочисток и маленькие квадратные бумажки. Человек, притащивший коробку, говорил, что это заготовка для мимимитинга, но не объяснил, что это значит - Ёксель, охваченный нервозностью, теперь понял это сам. Конечно, на квадратиках следовало написать лозунги, наколоть квадратики на зубочистки и вручить персонажам мультфильмов, индейцам и медведикам для провозглашения. Мыслей особенных не было: для много буквенных лозунгов маркер оказался слишком толстым, так что Ёксель написал на бумажках всякое: "Ы!" "Это моё Я" и много раз "Ку-ку". Да когда ж она кукукнет, зараза такая, сколько ж можно ждать!

Теперь их надо было расставить как-то посимпатичнее, и вот этим неожиданно так увлёкся, что, когда раздалось уханье, как-то не сообразил, что это вообще было. Уставился на часы, но дверца уже захлопнулась.

- Эй, - сказал часам, - где куку? Почему угу?!

Подошел к часам, осторожно подковырнул ногтем дверцу. Действительно, внутри сидела маленькая сова с глазами-бусинками. Потыкал в неё пальцем. Надо же, действительно сова, не то чтобы очень реалистичная, но вполне узнаваемая!

Познакомившись с совой, Ёксель расслабился. Ну, сова, подумаешь. Не страньше свиньи в розетках или валяных зверей с человеческими зубами. Вернулся к заворачиванию книжек, назаворачивал за час целую пачку, и с рисованием намёков сложностей не возникло. В два часа сова послушно ухнула дважды.

Так и не понял, чем в удивительных ходиках достигается ухающий звук, но плюнул, потому что начало клонить в сон. Сложил себе кровать из пожертвованных кособоких пальто, завернулся в монгольское одеяло, подложил под голову мятую красную войлочную треуголку, дотянулся до лампы, повышенной из настольных в напольные, хлопнул по кнопке.

Оказалось, не так-то просто заснуть на новом месте. По балкам потолка метались световые квадраты, казалось, кто-то ходит, что-то шуршит, хотя ходить и шуршать было некому. Так и валялся до трёх часов, когда сова заухала, захохотала, вылетела из часов, сделала круг по мастерской, присела на пакет чипсов, сжевала одну чипсину, хлюпнула чаем из ёкселевой чашки, сделала еще круг по комнате и вернулась в часы.

- А, ну да, - сонно пробормотал Ёксель, - ты же сова. У тебя же сейчас самый пик активности.

И уснул - а утром до прихода Марсианки с картинами пришлось спешно оттирать пол от птичьих погадок и маленьких белых следов, похожих на руну Альгиз.
Tags: городские шаманы, тексты
Subscribe

  • какого черта так холодно

    С одной стороны, это и хорошо, что сегодня такой доннерветтер. Будь погода получше, вся эта толпа, набежавшая сегодня на Лес, гуляла бы по красивому…

  • пятница

    Внезапно, играя в блиц, написала нонфикшен. У меня была всего одна ночь, и очень хотелось записать события дня, а надо было писать текст; и тут меня…

  • мелочи жизненные

    Домашней археологией я занималась не зря: на освобождённое место купила мешок кембрийской глины. Уже развела себе немножко и слепила чашку. Забавно:…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments