kattrend (kattrend) wrote,
kattrend
kattrend

Categories:

картина про левиафана

Продолжаем играть в пятнашки, получился еще один текст. Я тут подумала, что часто выходит лучше описывать картины словами, чем рисовать буквально - решила вот так и поступить.

На этой картине всё небо было занято каким-то ржавым монолитом на уходящих вниз подпорках или ножках. Приглядевшись, замечаешь, что монолит не монолит, это слипшаяся какая-то, сросшаяся из фрагментов структура, где-то скреплённая болтами, где-то приржавевшая. Ржавчина кажется настоящей, но состоит всё-таки из акриловой краски. Гадкая штука, тяжёлая, неподвижная, как приржавевший к месту гигантский робот былой космической войны.

А на первом этаже картины было полно жизни. Лес, деревья, дороги и деревни, ниточки коммуникаций, играющие дети, летающие планеры и пробивающийся откуда-то свет, игнорирующий ржавые колонны нависающего левиафана.

До этой картины надо было еще добраться. Вроде, и центр, вернее, его выхватываемый застройщиками из-под рук медвежий угол, Петровский проспект, когда-то застроенный заводами, теперь зарастающий жилыми кубиками - а фиг найдёшь. Может быть, это и хорошо, как раз подходящие настали времена для подпольных концертов и тайных выставок, а вот для бедного зрителя, скитающегося по стройкам и руинам, как-то плохо. Еще раз открыл карту на телефоне: вот же прямоугольничек ангара художников и тыкающая в неё красная капля, но как туда пройти в реальности? Помогла какая-то девушка на велосипеде, указавшая проход: вот, мол, по этой улочке до самой Невки, потом налево. Был уверен, что минуту назад не было там никакой улочки, но мало ли, не заметил. Действительно, улица. Новая совсем, квадратно-гнездовые семиэтажки вокруг, трансформаторная будка, садик с мелкими туями за забором. Улица упиралась в реку, налево вела проложенная синусоидой тропинка, видно, что берег тщательно сделан, а не как попало лежит. В конце тропинки стояли два условных мохнатых ангела, один с нимбом на голове, другой с шаром и с табличкой в условных руках: "АХУ", и стрелка вправо, в сторону дикого берега. Туда и было надо. Оказалось, надо войти в пролом бывшей фабрики, и там уже всё было.

Здесь мастерили разное. Кто-то варил из стальных прутьев конструкции разного размера, кто-то шил тряпичных кукол ростом побольше человека, а внутри ангара обнаружилось более привычное искусство: холсты, акрил. При входе в ангар на длинных паучьих ножках протягивала тулью огромная фанерная шляпа-цилиндр: донат, пожалуйста. Охотно задонатил.

Собственно, ради этой картины и пришел. Увидел вконтакте, прочитал в обсуждении, что вживую лучше. Увидел ее сразу, ее повесили прямо напротив входа на одну из фанерных ширм. Устремился к ней, зацепился штаниной за лапу сваренного из автодеталей монстра, несколько шагов перебирал ногами, пытаясь не упасть, и оказался с левиафаном лицом к лицу. И действительно, то, что на фото складывалось в одну композицию, картина и картина, здесь распадалось на две взаимодействующие сущности, разные по фактуре, по цвету, по настрою, по всему. Ржавые колонны монстра выступали из холста, видимо, набранные акриловой пастой, а тихий солнечный мир внизу был прописан просто и гладко и жил сам по себе. Так было даже понятнее, что хотел сказать автор. Подошел совсем близко, и увидел, что все маленькие человечки в нижнем мире что-то делают, строят, например, дома из камней, дерева и бисера, натягивают нитки проводов, сажают деревья. Там был и художник - проверил это, оглянувшись, автор как раз болтал там с цыганского вида бородачом - сидит такой на холме с этюдником, пишет круглый мужик в полосатом свитере. Обошел на всякий случай зал, вдруг там будет еще что-то настолько же торкающее, но нет, там было обычное. Что-то вполне грубое, как и положено современному искусству, что-то лирическое, что-то непонятное, ни одну картину не захотелось разглядывать. Вернулся к этой. Показалось, что увидел там себя, маленького, с ноутбуком, на камне под раскидистым деревом. Узнал в этом человечке свои белобрысые патлы и прямоугольные очки. Теперь он смотрел на этот мир практически глазами этого человечка с ноутбуком, и мир оказывался уже другим.

***

- Это у тебя тут что, анархия по Кропоткину? - спросил Богдан.

- Всё ты понимаешь, - буркнул Кирилл, но продолжил более воодушевлённо, - это как бы план на будущее. Пётр Алексеевич нам на это давал лет триста-четыреста, но начинать-то надо уже сейчас.

- Да оно уже само так делается. Сами тянем провода, сами колонку меняем. Зубы лечим у знакомых, дети учатся в интернете. Уже делаем.

- Так ведь, наверное, темпы-то побыстрее стали, - усмехнулся Кирилл, - он-то, наверное, и не знал, как мы через сто лет забегаем. А чувак-то, похоже, врубается. Битый час уже у картины зависает.

- Гордись, - засмеялся Богдан и хлопнул автора по плечу, - целительная сила искусства. А что, кофе у вас тут наливают?

- Только растворимый остался, вон там - вздохнул Кирилл, - молотый весь смолотили, ты поздно пришел. Ой, а где чувак-то?

Богдан, отвернувшийся было к кофейному столику, чтобы тяжело вздохнуть, повернулся обратно. Перед картиной никого не было, а ведь должен был мимо пройти. Подошел к картине, заглянул в неё внимательно. В центре, на самом дне нижнего мира, сидел под деревом белобрысый чувак, но кто знает, сидел ли он там и раньше.

- Кира, - позвал он, - вот он, но это он там сейчас появился или всегда был? Я за ним не пойду, если что, у меня выходной!

Художник присмотрелся к человечку. Всё так, человечка он точно писал, вот только сейчас на нём появилась серая зимняя куртка и полосатый шарф до ушей.

- Нашел себя, в себя залез, - кивнул Кирилл, - Богдан, а ты точно не пойдёшь его вытаскивать? Я помню, как ты про машину картину рассказывал. Ну, то есть, я думал, ты телеги гоняешь, но вдруг и впрямь...

- Не пойду, - твердо помотал головой Богдан, - смотри, у него там и кофе есть. Ему там явно лучше, чем нам тут. Нам тут еще всё это себе строить, за кофе сгонять, пока магаз не закрылся, сварить его, а он там на всём готовеньком.

***

Оторвался наконец от картины, вышел из ангара, и оказалось, что снаружи за это время совершенно стемнело. В первый момент не понял, где находится. Забор, через дыру в котором он пролезал, оказался целым, но каким-то самодельным. Часть сложена из камней, часть из заостренных досок, часть сложена из чего-то стеклянного, в темноте разглядеть было сложно, но можно было предположить пустые бутылки. А вот дорожка от дверей ангара к воротам была ярко освещена гирляндой китайских фонариков. И выводила она прямо на улицу, и с улицей было что-то не так. Даже голова закружилась. Вроде бы, тут были эти новые дома, кубики такие, трансформаторная будка... ой, нет, всё нормально. Вот канатная фабрика, ее забор украшен толстенным канатом; на той стороне пивоварни, готические, с острыми крышами, а между зданиями канатной фабрики - нормальные для Петербурга деревянные особняки с садиками, витиеватый мост, отремонтированный по подписке, причал с катерами, а больше отсюда ничего не было видно, но зато было понятно, куда идти: направо и еще раз направо, через мост на Петроградскую, а там скорее домой, пока вдохновение не прошло. В саду уже дожидается здоровенный тополиный ствол и бензопила, с соседями договорился еще вчера, да и не поздно еще, это только кажется, что темно. По крайней мере, ребята хорошие, будет где выставить готовую скульптуру, да и найти их пространство легко.

***

- Ушел, - сообщил Богдан, сварив себе наконец кофе.

- А ты думал, он всегда с тобой будет? - усмехнулся Кирилл, - я ему такой мир набросал, ему там будет чем заняться.

- Ну, не знаю, там сверху этот левиафан нависает. Так ли там хорошо?

- Ничего, - отмахнулся Кирилл, - эту проблему они уж как-нибудь решат.
Tags: городские шаманы, тексты
Subscribe

  • даосские практики

    Так перегрузилась всей этой фигнёй, что заболела. Кости ломит, температура 37,2 и вообще всё как-то непонятно. А по субботам мы все собираемся в…

  • (no subject)

    Обещала показать шляпное безумие, вот оно. Позировать любезно согласился манекен Глеб Филиппыч. Шляпа волшебника: довольно плотная, размер от 56…

  • про войлок

    Дорвалась сегодня до войлочной лавки и набрала себе всякого на бешеные тыщи. На этот раз в основном ярких питерских цветов: черный и коричневый. Уже…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments