kattrend (kattrend) wrote,
kattrend
kattrend

Categories:

служба усмирения рогатых котиков

Поиграли тут в рождественский блиц, вышло рождественское мимими.

Вообще-то, вусмерть задёрганный шаман - это совершенно нормально. Вот, например, Травка съездила в Москву на фильм про шамана Адыгжы, сам шаман тоже там был, и весь фильм проспал, потому что устал. Судя по фильму, шаман там, дома, нужен всем постоянно - в основном мёртвых провожать, это Травка знала не понаслышке, но и других дел полно: новый дом почистить, от бессонницы полечить, найти потерянное или лишнее, Травка даже взяла на вооружение пару-тройку новых практик. Но это в Туве нормально. А в Питере вообще странно. Вроде бы такое атеистическое метамодернистское время, а всем чего-то надо.

Например, надо полечить друга от тревожности. Для этого еще надо оказаться в нужное время в нужном месте, потому что друг еще не знает, что если полечиться, и аврал на работе как-то полегче пройдёт. И нужно-то всего заварить специальный чай: таволга, ромашка, ягоды годжи и немножко можжевеловой хвои, и рассмешить еще чем-нибудь.

А еще кому-то надо что-то найти. А еще всем не нравится погода. Еще бы: декабрь явно не удался. В снежный бубен Травка стучала-стучала, так и не поймала холод за хвост, звук как будто уходил в пустоту. Махнула рукой, достала осеннее пальто и выставила бубен на продажу в кафешечке, может, у кого другого получится. Совершенно осенний шторм прокатился над городом и ничего не изменил: плюс пять, не то дождь, не то туман, безветрие, темнота. Один просит дождь прекратить, другой просит снега, третьему ветра поменьше, неудивительно, что погода вразнос.

Шаманских приношений тоже стало гораздо больше: все знают, что шаман мастерит штученьки, вот и тащат ему кто кожу, кто бусины, кто слегка просроченную полимерную глину, ну, вдруг будешь лепить амулеты, пригодится же. В такие времена и дом, и работа зарастают грудами материалов, а помастерить времени нет - то снег вызываешь, то ветер гасишь.

Одна в этом времени радость: новогодние гирлянды. В этом году многие из них оказались на батарейках, и по улицам ходили светящиеся и переливающиеся горожане. Зашли, например, в кафешечку трое людей, один из них - мальчик лет десяти, другая, хоть и взрослая женщина, но такая маленькая, что тоже кажется ребёнком, зато третья высоченная, как богиня, и с бутылкой шампанского. А меньшие оба обмотаны гирляндами: на женщине - проволочные додекаэдры с лампочками внутри, на мальчике светящиеся шишки. "Я этими шишками, - сказал мальчик, - указываю путь всем мёртвым к вам, сюда". Травка оценила сообщение сразу двумя лайками, показав мальчику оба больших пальца, но потом некоторое время нервно оглядывалась, не приманил ли гость в кафешечку кого-нибудь лишнего, помнился еще казус с совой - нет, внутри были только свои: домовой, большой белый и тень пьяного дворника в душевой.

На сочельник выпал Травке выходной, и оседлав велосипед, она отправилась в центр за подарками всем своим. Начала с острова: объехала окрестности, проверила, как дела в дворике Нельсона, там стихийный шаман, бард и сумасшедший художник уже несколько лет сдерживал своими штуками злющего духа, обитавшего в этом дворе, и оказалось, что всё в порядке. Вроде бы коммунальные службы по доносу какого-то местного жителя вывозили недавно арт-объекты эвакуатором, но оказалось, что двор избавился только от корпуса старого автомобиля и некоторых размокших плюшевых игрушек, а роспись стен осталась, и дух по-прежнему пришпилен разлапистой корягой и деревянной лошадкой. Все остальные, люди и духи, вели себя прилично, так что остров спокойно можно было оставить готовиться к празднику.

Над Невой ветер раздул весь туман и пейзаж был уныл, всё огромное однообразное небо как на ладони, а вот Фонтанка утонула в тумане, и Травка потянулась было к телефону, но махнула рукой: если туман продержится час до заката, кадры лучше будут.

Апраксин двор оказался полон народу и огней. Вместо одной круглогодичной лавки с гирляндами их оказалась целая толпа, на каждой улочке торгового городка штук по пять. Однако гирлянд на батарейках оказалось мало. Неудивительно: народ скупал пачками даже то, что осталось, простые тонкие нитки с мелкими светодиодами - и те улетали со свистом.

На выходе из Апрашки к Фонтанке Травка столкнулась с близнецами из богданова племени, оба на букву М, рыжие - уже видела их раньше, у себя дома, но с толпой других студентов, на фестивале, но в толпе людей и духов, так толком и не познакомилась. Они ее узнали, поздоровались, тут и пробежать бы мимо, но на одном была намотана вот как раз такая шишечная гирлянда на батарейках, которую Травке очень хотелось. Вдруг это и впрямь маяк для мёртвых, пригодится. Вообще-то, любая фигура речи может внезапно оказаться действующей практикой.

- Ты где такую взял?

- Лавочка вон приблизительно там...
- но объяснить сложно, проще показать
- пошли?

Травка послушно покатила велосипед за близнецами, и впрямь, лавочка была близко, но фиг объяснишь: налево, направо, в проход между домами, потом в совсем узкий проход, и там спуск в подвал. Оказалось, парни привели её вовремя: ей досталась последняя коробочка со светящимися шишками. Тут же вынула батарейки из велосипедного фонаря, проверила: отличная штука, да еще и не белая, а тёплого оттенка.

- Эээ, как отсюда теперь выйти?

Парни хором рассмеялись:

- мы завели
- мы и выведем
- можно отсюда к Фонтанке выйти, тебе же туда?

Несколькими узкими проходами вся компания уже почти вышла к реке, как из бокового прохода Травка почувствовала какой-то не такой ветер. Мальчишки тоже насторожились.

- Слушай, - сказал один, - это же то самое, да?

- Да вообще жутко похоже, - согласился другой, - прямо как в Лисьем Носу, только еще какими-то пряностями пахнет и немножко выпивкой.

- Нельзя же упустить такой случай.

- А её с собой возьмем?

- Ну так она же ученица Богдана, свой человек.

- Это куда?! - наконец вышла из ступора Травка, - что это вы замышляете и откуда это ветер дует?

- Да мы на минуточку, - хором заверили парни, - ты лучше велик привяжи вот к трубе, там, может, такие еще и не изобрели.

Носом по ветру вся компания свернула из и без того узкого прохода в совсем уж узкую щель, только плечи пройдут, а сумку уже придётся перекинуть за спину, и вышла на почти такой же торговой улице, с которой и ушла, но неуловимо другой. Запахи были другими, а приглядишься - и свет тоже. Гирлянды не были связаны проводами. Светящиеся шарики висели в сетках, валялись ворохами на подставках, света было полно и он был везде, так что после тёмного прохода не сразу стало заметно, что и привычных для Апрашки стопок картонных коробок не видно, а прилавки торговцев вытесаны из цельного с поверхностью земли пористого камня.

- Так, - сказал один из близнецов, и Травка вдруг вспомнила, как их зовут: Миша и Макс, - это вам не темный лес густой. Тут у нас могут быть проблемы с социализацией. Тут осторожно надо.

- Не вопрос, - ответил другой, - мы же только посмотрим. Знаем теперь, где проход, может, в следующий раз старших возьмем.

- Вы тут уже были, что ли? - догадалась Травка, - Богдан говорил, что вы в какой-то другой мир ходите, это он?! Ух ты.

- Только мы в лес ходили, там всё просто, лес и лес
- А тут целый город, да еще и рынок
- Что-то нам не по себе.

- Зато тут тоже, похоже, праздник и фонарики продают, - пожала плечами Травка, - и вкусную еду всякую. А у нас местных денег нет, в общем, только посмотрим, ничего плохого не случится.

Ох, и еда там была! Подносы с восхитительными пирожками, печеными корнеплодами, пирожными и жареными колбасками. И большие котлы с дымящимся горячим вином. И удивительные цветные валенки на резиновом ходу, ну и неудивительно: из некоторых проходов было видно, насколько в этом городе крутые улицы, поскользнешься - будешь лететь до самого моря. И тёплые узорчатые шали, и расписные шубы. На Травке как раз тоже было вышитое вручную пальто, да и мальчишки были одеты в яркие непальские куртки, так что в живописную толпу вся компания вписывалась гармонично.

Но уйти далеко по кипящей радостной ярмарке ребята не успели: неподалёку послышался шум, грохот падения каких-то штуковин, всплеск света, к Травкиным ногам подкатился светящийся шарик, она повернулась в ту сторону и увидела завалившийся на прилавок ковровый навес. Из-под насыпавшегося с него снега - да, здесь-то снег был, в отличие от Питера - загадочно светились шарики, а из-под навеса вылезал невысокий носатый чрезвычайно недовольный продавец.

- Девочка! - вскричал он, завидев Травку, - девочка-девочка! Это же ты прибыла по вызову? Что ж так долго-то? Я еще вчера вызов отправлял!

Травка переглянулась с близнецами и пожала плечами:

- Я не по вызову... Я вообще не отсюда. Просто на ярмарку зашла посмотреть.

- Ой, да ладно, можно подумать! - продавец пытался пристроить навес на место, но он вырывался из рук, и близнецы бросились помогать, укреплять подломленную подпорку тем, что нашлось под ногами и в карманах. - Для каждого дела нужен профессионал, какая разница, где он живёт, если поблизости такого нет, можно и выписать! Ипатия для меня послала ветер, ну, если он нашел тебя в другом мире, твои проблемы, так ты поможешь или нет?

- А чем?

- Ну как чем? Если ты профессионал, должна понимать. Завелось у меня что-то. Вот, видишь, - он махнул рукой в сторону подпорки, за его спиной тоже был беспорядок, - каждую минуту что-то падает. Об оплате договоримся!

Травка, собирая по дороге рассыпавшиеся шарики, подошла к прилавку вплотную и высыпала шарики в лоток.

- Ты чего, собираешься ему помогать? - удивился один из близнецов, поддерживающий навес, пока другой обматывает подпорку ремнём.

- Похоже, это то, что я умею, - ответила Травка, - надо только узнать, что этот дух любит. А можно я там посижу? - она указала на массивный табурет в глубине лавки.

- Да пожалуйста, - буркнул хозяин, пропуская ее за прилавок, - если это поможет, сиди, сколько влезет.

- Ну, тогда мы пока вокруг походим
- Работай
- Далеко не уйдём, не боись

Бубна у Травки с собой не было, так что первое время она постукивала по маленькому серебряному зеркальцу на шее. Громкость не важна, важен ритм. Тихому ритму зеркальца ответил внутренний звук: варган, видимо, это сейчас было нужно. А варган у Травки как раз с собой был в специальном кармашке сумки, Травка не особенно любила им пользоваться, потому что от него ныли зубы, но иногда бывало надо. Достала, зажужжала, расфокусировала взгляд - и краем глаза увидела огромного кота. Похоже, этот зверь вот такой. Не всегда бывают люди, в нижнем мире и зверей полно. Дух повернул голову набок, потом улёгся и принялся слушать. Кажется, звук подействовал на него умиротворяюще. Но, стоило перестать играть, как котище заозирался по сторонам и принялся подёргивать за кисточку оттягивающего навес шнура. Ну, всё ясно: котики любят играть.

- У вас тут котик, - сообщила Травка, - и ему нравится варган. Когда слышит звук - утихомиривается. С духами часто так.

- Это твоя жужжалка, что ли? - буркнул хозяин, - и что делать? Я-то жужжать не умею. А звук приятный. Как она устроена?

- Это подковка с язычком, - показала Травка, - она прижимается к зубам и надо дёргать.

- Фу, - передёрнулся хозяин, - у меня в переднем зубе трещина, еще сломается. На работу тебя что-ли взять, этого твоего духа утихомиривать?

- Это не мой дух, а ваш, - возразила Травка, - а на работу я не могу, у меня там, дома, целая жизнь. А у вас тут звукозапись бывает?

- Отчего ж не быть, мы же не варвары какие-нибудь. Дорого, правда, но от этого духа расхода больше выходит. Так получается, если ты мне звук оставишь, я смогу ему проигрывать, чтобы он не буянил?

Травка подтвердила. Хозяин достал из-под прилавка бумажный свёрток, вынул из него деревянный кубик, из кубика - стеклянный шарик, но не цельнолитой, как светильник, а с ободком по экватору. Внутри шарика клубилось что-то голубое.

- Сейчас я его открою, - объяснил хозяин, - а ты сразу начинай играть. Штука одноразовая и очень дорогая, играй, пока дым не порозовеет.

- А много влезает?

- Минут пятнадцать.

Травка вздохнула. От пятнадцати минут варгана весь череп потом будет гудеть до вечера, но что уж поделаешь.

За пятнадцать минут можно далеко в транс уйти. Многие сибирские народы вообще считают, что женщинам лучше камлать с варганом, эффективнее выходит, а вот мужчинам больше подходит бубен - как знать, может быть и нет; но вот что для варгана нужен шаман с хорошими зубами - это правда. Лёгкий путь в транс, но трудный. Зубы болят. Зато хорошо видно, как дух-котик с маленькими рожками подползает к ногам, распластывается по каменному полу, мурчит, и по лавке разливается умиротворение. Всё остальное к концу трека уже почти растворилось в нетях, Травка плохо различала и светящуюся лавку, и ее носатого хозяина, видела только огромного довольного кота и розовый клубящийся шарик. Розовый, надо прекращать.

- Радость ты моя! - воскликнул хозяин, захлопнув шарик, - хорошо-то как стало! Вижу, ветер мне кого надо привёл. Чем тебе платить-то? Наши деньги в вашем мире вряд ли пригодятся.

- Так я тут же, на ярмарке, и потрачу, - рассмеялась Травка. На том и порешили: Травка получила кошелёк местных монет, квадратных и кожаных с мельчайшим тиснением, и фонарик в круглой шкатулке.

Рыжие близнецы ждали ее у прилавка с ножиками.

- Могу купить вам по ножику, - радостно сообщила им Травка, - а себе хочу валенки. Они шикарные вообще. Может, будет и в наших краях зима. И еще поесть бы.

- Что, так хорошо заплатил?! - удивились парни.

- Не знаю, сейчас приценимся. Слушайте, а как я всех тут понимаю вообще? Это же другой мир.

- Ну так вавилонское проклятие же
- Здесь его нет.


***

Травка вышла в узкий проход Апраксина двора в новых валенках и с полными карманами пирожков, близнецы передавали друг другу толстостенную бутылку с тёплым вином. Травка отвязала от трубы велосипед, присела на него и приуныла.

- Это что же, теперь меня и в тот мир будут вызывать покамлать? - горестно воскликнула она, - я же так совсем загонюсь.

- А ты не загоняйся
- Лучше приходи к нам новый год праздновать
- Все наши будут, вот Богдана и спросишь, что делать

- Спасибо, - улыбнулась Травка, - я-то собиралась дома сидеть со своими духами, может, и впрямь к вам приду, старшие не будут против?

- Они не были против, даже когда мы из сугроба докторомана вынули и домой притащили. Они вообще людей любят. А если будет такое безветрие, как сейчас, может, и с папой познакомим. Держи, - один из близнецов написал на бумажке адрес и протянул Травке, - часам к одиннадцати все собираемся. А мы побежали. Выберешься отсюда?

- Да вроде.

Близнецы убежали, а Травка еще раз заглянула в полученный за работу кошелёк. Там осталось несколько монеток, которые хотелось оставить себе как сувенир, но раз так дело пошло, всем же надо маленьких подарочков. Богдан, Маша. Близнецы, их мама. Машина дочка. И еще возможный папа, который появляется, только когда нет ветра. Семь человек. А вдруг кто-нибудь еще? Тот же неведомый доктороман из сугроба или богданов клавишник. В Апрашке неинтересно, на такую толпу денег хватит только на сущую фигню. Зато из другого мира даже фигня - ценный дар. Даже камень из-под ног или ветка дерева, если это такое же пушистое хвойное, что росло рядом с фонарной лавкой. Травка вздохнула, привязала велосипед обратно и нырнула в узкий проход, пахнущий горячим вином и жареными колбасками. Надо же пользоваться случаем.
Tags: Междугорье, городские шаманы
Subscribe

  • аниме в нашей жизни

    В честь дня рождения Базиля без Базиля смотрим "Ковбоя Бибопа", его любимую анимешку. Ох, там мууузыка! И любимый базилёвый юзерпик. Зябла в Аске…

  • С днем рож, Зябла!

    Пробую написать из приложения, ну и ничего страшного, можно жить. Приложенька ничего себе, буквы принимает. Моей Аське исполнился 21 год -…

  • ура, зубы!

    Сегодня мы ездили получать уже наконец Аськины зубы и получили их, но не сразу. Сначала Аське примерили коронки - и отправили их на доработку…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments