kattrend (kattrend) wrote,
kattrend
kattrend

Categories:

Лучший фестиваль для всех (из блица)

А мы тут в блиц поиграли как-то особенно волшебно, в честь дня рождения Варьи.

На водосточной трубе возле дверей была приклеена желтая круглая бумажка. Желтым кругом никого не удивишь, такие приклеивают на стеклянные двери, чтобы торопыжки не снесли дверь лбом. Но на водосточной трубе желтая метка выглядела странновато. Эмма не углядела в ней никакого двойного дна. Бумажка и бумажка себе, куплена в Икее, из набора бумажек для оригами. Мало ли, зачем она здесь.

Но из маршрутки, движущейся по Большому проспекту в сторону Васильевского острова, Эмма увидела, что на каждой трубе по ходу движения есть такая желтая бумажка. Ближе к Тучкову мосту бумажки сменили цвет: теперь они были скорее оранжевыми. Явно вырисовывалась какая-то художественная концепция; но тут телефон звякнул, пришло сообщение, Эмма отвлеклась, и дописала ответ уже на Васильевском остове, когда маршрутка сворачивала на Малый. Подняв глаза, Эмма обнаружила, что здесь метки на трубах - ярко-оранжевые, почти алые, но всё-таки не алые. Это что, игра в холодно-горячо?!

На трубе у входа в магазин тканей, куда Эмма и ехала за искусственным мехом, бумажка была уже тёмно-красная. Бумажка из того же набора, но покрашенная цветным карандашом, потому что, видимо, не было в наборе темно-красных листов.

Движимая любопытством, Эмма выглянула на Наличную улицу. Там, на другой стороне, на углу Шкиперского протока, бумажка тоже была, и у нее был затемнённый, зачириканный черным карандашом центр. В принципе, понятно было, куда предлагают двигаться, вот только двигаться совсем не было времени, заказ был срочный.

Так что в следующие два дня Эмма резала и шила, а когда вышла из дома, оказалось, что на бумажках появились знаки. Черная спираль и адрес вконтакте.

Вот тут как раз время было: заказ был практически закончен. Так что Эмма зашла на эту страницу прямо с телефона по дороге в супермаркет. Там в шапке висела та же лаконичная спираль и заголовок: "Фестиваль "Литориновое море". Ни тебе даты, ни места. И сообщение всего одно: "Билеты: семь книг, кольт, роза".

"Вот молодцы", подумала Эмма, задачка, конечно, простенькая, тем более, что и направление движения цветных кружочков она уже определила - но сегодня всё равно надо было накупить продуктов и приготовить что-нибудь интересное, собирались зайти дочка с мужем, а муж ее такой славный мальчишка, что хочется его радовать.

Потом времени играть в загадки не было вообще. За заказом последовал другой, а потом надо было ехать на дачу, ухаживать за домиком, поливать цветы, может быть, что-нибудь посадить, в начале лета всегда есть дела на даче. Когда Эмма вернулась в город, кружочки на трубах всё еще были, но картинка была другой: спираль вытянулась, превратившись в девятку. Эмма заинтересованно ткнула в кружочек сообщества фестиваля: не появилось ли новой загадки? Новых сообщений было всего два: "Билеты: спеши!" и "Время: смотри на лого!" Логотип фестиваля явственно сообщал: девять. Девятое? Сентябрь? Ну, допустим. А вот фон шапки, на которой расположилась спираль-девятка, явно начал порастать какими-то сущностями. Фоном стала картинка, составленная из кучи мелких картиночек: дома, музыканты, призраки, улитки, крысы, рогатые существа, жонглёры с шариками, трамваи, многоглазые звери, вампиры в плащах и ангелы с блокнотиками. На картинку можно было смотреть долго: сущности на ней сплетались и не показывали себя сразу, зато если посмотреть подольше - ого, увлеченный, должно быть, человек это рисовал. Но времени ехать туда, куда звала первая загадка, всё еще не было. И завтра не было. И послезавтра.

А в пятницу появилось не только время, но и всё остальное. Когда-то Эмма выпила кофе из одной непростой чашечки и некоторое время видела весь мир целиком, со всеми его скрытыми сторонами. Потом волшебное действие чашечки прошло, но за время ясновидения Эмма выучилась неплохо гадать на всём, что подвернётся под руку. Вот и в эту пятницу, выйдя из дома, Эмма обратила внимание, что как-то подозрительно облака в небе и травинки в щели между тротуаром и домами легли в сторону Васильевского острова.

- Всё сущее служит лучу! - сказала Эмма вслух, и немедленно на проспект выехала нужная маршрутка. Разумеется, загадка означала "Тёмная башня", да и кружочки выводили как раз к ней - знаменитое арт-пространство в Галерной гавани, труднодоступное, но почему-то популярное. Конечно, Эмма там уже была, ходила на выставку знакомого художника, собиралась договориться и о своей, да так и не собралась. Тогда за стойкой работали двое одинаковых забавных рыжих парней, но сейчас-то, скорей всего, у них сессия - ну, ничего, Башня и без них хороша.

В этот раз за стойкой Башни стояла девочка с розовыми волосами, улыбчивая, в разноцветной одежде. И больше в зале почти никого и не было, только черноволосый бородач, взрослый, если и младше самой Эммы, то ненамного, качался в гамаке с книжечкой. Когда Эмма назвала пароль: "Литориновое море! Билет, пожалуйста. Я же правильно решила загадку?" - девочка засияла, а бородач вскинул голову и с большим интересом уставился на Эмму.

Билет стоил совсем недорого: всего-то двести рублей, и представлял он собой квадратный чёрный конвертик. Запечатанный сургучной печатью с надписью "ООО Планета №3". Но при этом почему-то девочка записала эммин телефон. Телефона Эмме было не жалко: видно же, что ребята никакие не злоумышленники, а просто любят и умеют играть. А играть в последнее время приходилось редко. Рутина затягивает всех, даже художников, даже ведьм, даже ясновидящих. Каким бы особенным ты себя ни мнил, а всё равно рано или поздно обнаружишь, что ходишь одними и теми же дорогами, и в ежедневнике у тебя заполнены все строчки. Нельзя так.

Однако, решение, что так нельзя, ничего в эмминой жизни не изменило. В любом случае, полыхало лето, а значит - дача, ремонт крыши, постоянная дачная клиентка с гаданием, беготня в город, потому что заказы-то в городе, беготня обратно на дачу, потому что за рабочими нужен присмотр. Эмма чувствовала себя отчаянно, безнадёжно взрослой - и загнанной, как мама-обезьяна из советского мультика.

В конце июля на водосточных трубах появились фиолетовые треугольники. Потом Эмма снова убежала, потому что пошли первые грибы и черника. В середине августа треугольники были уже салатовые, в конце августа - оранжевые.

Первого сентября, когда улицы были полны детишек с букетами, Эмме пришла смска с незнакомого номера: "ЛМ 15.00".

Осталось решить, собственно, загадку - когда и где.

Вообще говоря, мест, где можно провести фестиваль, в городе не так много, и всякий художник с ними более-менее знаком. Так что с местом Эмма разобралась, увидев первую же водосточную трубу. Там был красный бумажный треугольник из того же икейского набора, что и первые кружочки, с которых началось знакомство с этой историей. Треугольник. Красный треугольник! Конечно же! Фабрика Красный Треугольник, город в городе, фоллаут во плоти, сочетающий в себе постапокалиптические руины, еще работающие цеха и выкупленные кем-то и отремонтированные убежища, пара больших и несколько маленьких, бункера, музыкальные клубы и стендовые мастерские. Конечно. Где это еще может быть.

На дату был только один намёк: форма логотипа фестиваля, упорно напоминавшего девятку. Одна цифра. Девятое сентября!

Ну интересно, вдруг разозлилась Эмма, а что если у человека этот день занят уже чем-то? Работа, встречи, отъезд, а он билет купил? Злилась до вечера, но, уже перебирая события дня перед сном, сообразила, что наверняка другие игроки и помоложе этак вдвое, и не так заняты, а, может, еще и общаются между собой, может быть, какая-нибудь информация и просачивается. А кто-нибудь мог оказаться поумнее, решил загадку заранее, девятка-то появилась еще в начале лета, и освободил себе этот день.

Девятого сентября оказалось, что её догадки недалеки от истины. Только она одна и шла к обмотанным сеткой мега-воротам старой фабрики в одиночестве. Другие ребята, явные игроки, некоторые и в костюмах кто ведьм, кто чертей, кто подводных каких-то жителей, шли от метро группами, смеясь и болтая, явно не сомневаясь. Путь внутри фабрики был отмечен маленькими красными кружочками со спиралью в центре, уже не из икейского набора, а простыми стикерами для записей.

И тут у Эммы включилось то самое чувство всего, что почти угасло после суматошных весны и лета и до сих пор включалось только в момент гадания. Мир вдруг оказался шире и глубже, и на его задних планах кто-то тоже передвигался в ту же сторону, что и игроки-косплееры. Под землёй кто-то двигался, тени в руинах старых корпусов скользили вдоль красных кружочков, краем глаза казалось, что и в небе летит кто-то крупный, хотя прямой взгляд ничего не показывал - небо как небо, жемчужно-серое, похожее на изнанку ракушки.

Казалось, день серый и тусклый - и всё равно в бункере оказалось еще темнее, пришлось постоять с закрытыми глазами, чтобы привыкнуть к темноте - а когда Эмма открыла глаза, всё оказалось совсем другим. Впереди, под тёплым фонарём "летучая мышь" проверяли билеты, и Эмма достала свой конвертик. Так ведь до сих пор его и не открыла, жалко было ломать красивую сургучную печать, а что делать - сломала, достала билетик. Это оказалась круглая картонная карточка с отпечатанной в центре спиралью. Очень лаконично. Женщина с белыми перьями волос, похожая на встрёпанную худую сову, отпечатала на обратной стороне карточки синюю букву Ы и пропустила Эмму в зал, где уже клубилась толпа.

Что-то было не то с этой толпой. Рациональная часть Эммы подсказывала, что людей в зале не так уж и много - но проснувшаяся внутренняя ясновидица вопила во весь голос, что в зале ужасно тесно! Потому что кто-то из гостей тёк через весь зал чешуйчатым телом, и это никак не мог быть косплей, а кто-то пробежал прямо через Эмму в сторону сцены, на ходу доставая из-за пазухи скрипку. Вдоль стен были расставлены столики со всякими рукодельными штучками, над ними призывно горели огоньки маленьких лампочек, но пробиться хотя бы к одному из них удалось совсем не сразу. Например, в какой-то момент путь Эмме преградил огромный орёл с золотистыми глазами, ростом этак под два с половиной метра и с большим клювом, украшенным серебряной накладкой. А потом простая черная тень с двумя белыми огоньками глаз, кажется, даже плоская. Со сцены уже звучала музыка, довольно ритмичная: бубен, скрипка, флейта и клавиши, явная импровизация. Бубнист показался знакомым - ну, конечно, тот самый бородач из Башни. Тут Эмма всё-таки пробилась к первому из столиков, и дальше уже двигалась в обход зала, разглядывая искусство и стараясь не наступать на ноги и лапы косплеерам, призракам и оборотням. Эх, знала бы раньше, сама бы притащила столик с какой-нибудь резьбой. Вот как вредно сидеть в мастерской и не общаться с людьми по арт-пространствам.

Джем на сцене между тем закончился, бородач с бубном слез со сцены, скрипач остался, а флейтистка стекла со сцены и превратилась сначала в мексиканскую смерть в красной шляпе, а потом в здоровенную улитку, и двинулась в толпу. Эмма, как раз примерявшая кованый медный браслет, вжалась в столик медника, чтобы уступить ей дорогу.

- Расскажите-ка мне, что вы видите!

Эмма обернулась. На неё со знакомым уже интересом смотрел бородатый бубнист.

- Ваша флейтистка - улитка! - сообщила ему Эмма, - сквозь скрипача видно клавишника. А вот клавишник нормальный человек, но у него депрессия. Вот там у лимонадной тележки пьёт лимонад трёхметровый орёл. Жонглёр нарушает законы физики, зато вон тот дракон их не нарушает вообще и, похоже, нравится девушкам. Хотя, возможно, они приняли его за диван. А вон девочка танцует со скелетом, понимаю, скелет симпатяшка, я бы тоже с ним потанцевала. И очень много просто прозрачных гостей. Вон та тётушка, и вот тот молодой человек в цилиндре, и вон еще. А этот тип вообще двумерный. Это вообще нормально? Это вы такое организовали?

- Что вы, - вежливо улыбнулся бородач, - организаторы невидимы. А я, кстати, Богдан, а вы?

- Эмма.

- Ясновидящая?

- Да вроде просто художник и гадалка. Просто со мной однажды произошел один интересный случай и я, скажем так, своего не упустила. Теперь вижу всякое. Ну и могу помочь собратьям по несчастью развидеть, если их уж очень припечёт.

- Сдаётся мне, вы полезное знакомство! - воскликнул Богдан, - потому что, скажем так, во всей полноте оценить фестиваль можете только вы, ну и я ещё. Как это мы раньше нигде не пересеклись?

- Так я из мастерской почти не вылезаю, - пожала плечами Эмма, - а если вылезаю, сразу сбегаю из города. Дача. Такая обуза, оставленная родителями. Но я рада, что решила ваши загадки и решилась сюда заглянуть.

- Еще бы! - рассмеялся Богдан, - где и увидеть весь бомонд изнанки города, как не здесь. Знаете что? Давайте не теряться. Или в Башню захаживайте, или даже так, - он достал из кармана такую же круглую визитку, как билет на фестиваль, но кремовую, цвета бубна, с напечатанным по краю телефоном. Эмма покопалась в сумочке и вынула свою. Ей-то казалось, что ее визитки вполне неплохи, но, конечно, бубен - это гораздо более серьёзный подход.

- А что будет? - простодушно подняла брови Эмма.

- Что-нибудь будет, - пообещал Богдан, - игра только начинается, - и полез на сцену, где уже, кажется, назревал следующий джем в уже немножко другом составе.

Игра, значит, начинается, подумала Эмма, переходя к столику керамистки и поднося богданову визитку к свету. На лицевой стороны было только имя и телефон, ничего необычного. Зато с изнанки было написано фломастером: "НАЙДИ БЕРЕГ" и ниже: 10.

Игра только начинается, смеясь, думала Эмма, игра только начинается! Конечно, это была очередная загадка, которую еще предстоит решить.

И сама не заметила, как купила чашку у керамистки, браслет у кузнеца, пару блокнотов для рисования и новый диск группы "Лава-Лампа", хотя вопрос еще - на чём его теперь слушать, а потом еще и пригласила потанцевать того самого дракона, на котором в начале фестиваля валялись девчонки. Раз уж видишь это всё разом - почему бы не воспользоваться случаем.
Tags: городские шаманы, тексты
Subscribe

  • клавиатура и другие

    Клавиатура, которую мне подогнал когда-то Базиль, тогда сразу немедленно спятила. У нее круглые кнопки, торчащие, как у ундервуда, и, похоже, еще…

  • финиш

    Я дорезала русалок! Девять месяцев я с ними возилась. Заодно научила кое-кого точить стамески и резать, и эти девочки теперь дорезают венки. Мальчики…

  • трудный день

    Смотрели затмение через очень удачные сварочные стёкла. Впервые, кажется, на моей памяти затмение в Питере было при совершенно ясном небе. Впрочем,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment