kattrend (kattrend) wrote,
kattrend
kattrend

Category:

семь подземных пирогов

А мы тут в Пятнашки играем, и меня сразу запятнали! И я гну свою линию. Собственно, мне всего два текста осталось до задуманного объема

Лиза любит пироги. И пирожки. И какую-нибудь самсу с курицей, даже, не к ночи будь помянута, шаверму. Почему, кстати, считается, что шаверма - нездоровая еда? Там ведь курица, и помидоры, и огурцы, и капуста, и лук, и пшеничная пита, дар богов - всё это не относится к вредной химии. И курицу эту шавермщики руками не лапают - вертел крутится сам, шавермщик срезает курицу большим ножом, собирает лопаточками, уверенные, точные движения, приятно посмотреть. Гораздо приятнее, чем безжизненные пирожки в трейлере, которые пекут на заводе, а в трейлере только разогревают. Ну уж нет. То ли дело грузинская пекарня на рынке, где всё видно - как лепят пироги, как их пекут, как вынимают из печи, и пироги такие свежие, что долго еще греют сквозь сумку лизин бок.

Один только во всём этом минус. Если жрать пироги, сидя дома, под чаёчек, скоро и в эти прекрасные штаны-аладдины перестанешь влезать. Так что Лиза просто бежит, думая о пироге, на премьеру школьного спектакля. Маша, скорей всего, уже там, причесывает всю труппу, натренировалась на Алёнке, неудивительно, что её запрягли, а Лиза как раз задержалась, печатала программки.

Спектакль по Шварцу, весь из кусочков, актёров - тридцать пять человек! Младшие - первоклашки, близнецы - самые старшие, появляются только в одной сказке, зато как для них написанной. Между прочим, эти изверги так и не сказали, кто будет Христиан-Теодор, кто - Тень. Сама, мол, догадывайся. Но сначала еще нужно преодолеть "Золушку" и "Снежную королеву" - тут наши парни таскают декорации и выстраивают малышей по местам. Маша щёлкает и щёлкает новенькой камерой, Лиза сидит и волнуется. И не зря: после того, как Стражник объявляет, что Принц с горя убежал в тридевятое царство, Принц действительно на сцену не выходит. После полутораминутной заминки, когда уже кто-то сбегал в коридор и убедился, что Принца нет нигде, ребята начинают выкручиваться, на сцену выходит растерянный Ученик Волшебника и сообщает, что он не волшебник, он только учится, но ради тех, кого он любит, он готов совершить волшебство и найти принца, и всё кончится хорошо. В общем, вместо хэппи-энда в сцене получился какой-то постмодернический открытый финал. Дальше-то всё идёт хорошо, но Лизу уже не оставляет мысль о Принце. И о пирогах. Ну действительно же поесть не успела. И, когда Бабушка Кея и Герды выкладывает на стол румяные плюшки, Лиза, вздохнув, думает, что и Принц, должно быть, не выдержал ожидания и сбежал в столовую.

Потом блистают близнецы. Контраст не такой разительный, как на генеральной репетиции - тогда все бубнили себе под нос, а эти двое транслировали голос в зал, как какой-нибудь чёртов Джон Рис-Дэвис, так что жалюзи звенели. И вдруг к премьере все как-то подтянулись, всех слышно, все какие-то осмысленные и отчётливые. Но всё равно парни молодцы, есть повод гордиться знакомством. Сынишки, не дадите ли автограф? Между прочим, так и не поняла, кто из них кто.

Потом сцена из "Двух клёнов", и тут уже Маша оживляется и даже откидывает вспышку: баба Яга - в продукте машиного сумрачного гения, бохо-костюмчике, сшитом из кудрявых лоскутков, собранных по всем углам машкиного хламовника.

А потом выходит на поклон вся огромная труппа, и "не-волшебник-только-учусь" приводит наконец смущённого принца. Никто не спрашивает, что случилось и где он был. Нашелся - и молодец. Все кланяются, цветы, обнимашки, Машу вытаскивают на сцену, она обнимает Алёнку, все обнимают всех, ура, всё закончилось! Уже в коридоре Лиза слышит, как режиссёр говорит: да нет, не буду спрашивать, где он был, какая разница, главное, что не совсем пропал. А Маша отвечает: да это же магия, в тридевятом царстве он и был.

О да, думает Лиза, как напишешь - так и будет.Магичность мира как-то обострилась. Эх, надо было с утра написать себе вот хоть в жежешечке хороший такой завтрак. Почему-то, когда собираешься весной похудеть к лету, особенно хочется есть.

А за поворотом, в скверике, почему-то сидит на невысоком заборе и курит Богдан.
Все радуются и никто ничего не спрашивает, укушенные, видимо, не интересующимся подробностями режиссёром, но Богдан всё равно объясняет:

- Шифу вчера сказал, что должна быть профессия оператора случайностей. Тот, кто придумывает события, а потом они как бы случайно происходят. Я решил, мне это подходит.

- И ты нас как бы случайно встретил? - смеётся Алёнка.

- Так ведь и впрямь практически случайно. Я тут случайно бубен продал, и подумал, что вы же сейчас пойдёте. А пошли на Петроградскую пешком?

- Через Кантемировский мост? - ужасается Лиза.

- Зачем Кантемировский? - поднимает брови Богдан, - Гренадёрский, конечно.

И вот все идут разноцветной гурьбой в сторону мегалитического железнодорожного моста, но, не дойдя до него, Богдан внезапно сворачивает налево.

- Почему-то мне кажется, что вы так еще не ходили, - говорит он близнецам.

- Ясен пень, не ходили, - так мы к мосту не попадём, - так нам придётся до самой Пискарёвки топать, - забор же.

- Ха! - восклицает чрезвычайно довольный Богдан, и Лиза вспоминает, что действительно должен же быть подземный переход к Выборгской, но решает придержать эту информацию, раз Богдан не спойлерит, то и ей не следует. Хотя лично она пошла бы куда-нибудь есть, черт с ним, с худением, у нас вон Машка есть тощая для любования, должен же кто-то быть толстым. Смело съела бы сейчас пирог-другой. Третий. Да хоть семь.

- Ага! - кричат близнецы хором, завидев переход издали. Горожанина не проведёшь. Вот он, переход-то. Но, увидев практически бесконечный желтый коридор с синими ларьками внутри, горожане как-то попритихли. А ведь действительно, достаточно вспомнить количество путей там, наверху. Переход и должен быть почти бесконечным.

- Где-то здесь должен быть ларёчек пирожковый, - вспоминает Богдан.

- Мы его только что прошли, - мрачно отвечает Лиза. Успела увидеть на витрине классические питерские слоёные трубочки, как в детстве, тогда они были с белковым кремом, сейчас неизвестно, с чем, все же сальмонеллы боятся, но всё равно ностальгия. И - мимо прошли, ну надо же.

- Не-не-не, это не тот! Я вам покажу самый правильный ларёчек... если сумею его найти.

Тут коридор заканчивается в зале, уже сплошь заполненном ларьками, и не только продуктовыми, и Лиза с удовольствием думает, что есть всё-таки жизнь на Марсе. Ну, то есть, на Земле. То есть, под землёй. Ларьки, как в девяностые: со всем сразу. Живая жизнь. Но Богдан внезапно сворачивает назад, огибая будку часовщика, в другой коридор, параллельный тому, по которому пришли.

- Я же помню, должен быть ларёчек. Такое нельзя пропустить. - Богдан, как всегда в сложных ситуациях, начинает стучать в карманный бубен, и на него нервно оглядываются случайные прохожие по коридору.

- Сейчас мы по этим коридорам в параллельные пространства уйдём, - пророчит Лиза, - в нижний мир мы уже спустились, путешествие не заставит себя ждать.

- Ты бы, дорогой писатель, заранее бы придумала хэппи-энд к этому сюжету, - предостерегает Маша, - ангел с блокнотиком не дремлет.

- Да ну, где он, этот ангел. Сами, всё сами. Ладно, хорошо: поскитавшись по параллельным пространствам, мы находим ларёчек и обретаем там семь огромных пирожков со всякой всячиной. А вовсе не семь несчастных королей и разрушенный источник.

- Ну уж нет, источник пусть уж будет целый. Кофеварка какая-нибудь. Кофе там как раз не очень, но не смертельный, - обещает Богдан. Коридор между тем внезапно сворачивает.

- Ну? Что я говорила! - радуется Лиза. Путешествие, правда, выходит скучноватым: в этом коридоре ларьков нет. Коридор вдруг снова сворачивает, и вся компания оказывается у нижнего входа в метро.

- Нет, - отрезает Богдан ладонью вход в метро, как неприличное предложение, - в метро пирожков нет! Ищем дальше.

И все идут дальше, то есть, назад, и снова назад, и Лиза приговаривает какую-то чепуху: "Семь подземных пирогов. Семь отважных пирогов. Семь огромных пирогов с курой, рисом и грибов. Пироги с грибами - отворяйтесь сами." Чепуха, похоже, оказывается могущественным заклинанием: Богдан издаёт торжествующий вопль и тащит всех в синюю дверцу. Ларёк оказался настоящей микроскопической кафешкой с целым одним столом. Шестеро заполняют её всю. Лиза смотрит на витрину. Там лежат какие-то огромные разлапистые лапти, бесформенные, румяные и такие прекрасные! Почему-то по ним сразу понятно, что они должны быть умопомрачительно вкусными. Это вам не лакированные муляжи из трейлера. Богдан наваливается на стойку и мигом обретает четыре бумажные тарелочки с семью здоровенными пирогами.

- Почему семь? - недоумевает Лиза.

- Ну так твоё же заклинание было, - пожимает плечами Богдан, - думаешь, на меня заклинания не действуют? Как скажешь, так и будет.

- Черт, ну почему я не написала себе богатства, здоровья и теловычитательной стройности? - сокрушается Лиза. - Вон, чувак, который песню сочинил про дом на вершине горы, и в самом деле купил себе дом на вершине горы под Иерусалимом. Все писатели как писатели, создают себе Мэри Сью и живут припеваючи, а я всё стррр... - последнее слово пропало, утонуло в пирожке с печёнкой.

К первой трети пирожков стало понятно, что без кофе не обойтись - пирожки сытные и жирные, начинка распределилась случайным образом, и пить захотели все. Стаканчиков с кофе всё-таки оказалось шесть, видимо, потому, что кофе Лиза в заклинании не упомянула.

Лишний пирог остался лежать на своей тарелочке, одинокий и непредсказуемый. Что там за начинка, снаружи не видно, а все уже как-то наелись, чтобы откусывать на пробу. Может быть, и грибы. С грибами, кстати, никому не попался.

Лиза достала из кармана завалявшийся еще от вчерашнего пирожка пакет и сложила последнего могиканина в него.

- На Марика я бы не расчитывал, - вздыхает Богдан, - штормовое предупреждение было, нелётная погода. Если ты для него пирог приныкиваешь.

- Да я знаю, - кивает Лиза, - но может же почтенный пирожок прогуляться с нами просто так?

Пирог гуляет, как достойный член общества. Ни с кем не спорит, любой болтовне внимательно внимает. И только на мосту прячется наконец в сумку, потому что всем внезапно захотелось спрятать руки в рукава.

"Вот потому,- думает Лиза, - погода такая безумная этой весной, что всякий безответственный болтун подключился к сочащейся из мира сырой магии и переписывает каждый божий день под своё сиюминутное настроение. И я туда же, а как же. Не зря на карте глобального потепления на месте Питера холодное голубое пятно. Какой питерец в здравом уме поверит, что может потеплеть? Но зато все эти маленькие кафешечки, островки безумного уюта, и Башня, и Прибрежный Трактир - потому существуют, что у меня хватило ума их придумать."

И тут мост заканчивается, и Лиза высовывает из широкого воротника нос и уши, и слышит, что близнецы радостно вещают:

- Конечно, подземный пирог должен наверху обретать дополнительную силу! - например, мы скормим его какому-нибудь падшему ангелу, - а он за это покатает нас на летающей тарелке, - или нет, мы на него приманим полосатого лося, и он увезёт нас в Лес!

- И мы наконец посмотрим, что там за Лесом! - подхватывает Алёнка.

- И вернётесь через триста лет, обогащённые знанием десяти неведомых в нашем мире языков и мешком артефактов, - кивает Маша.

- Э-э-э, - восклицает Лиза, - это что за сценарий? Я на триста лет не согласна! - она выхватывает из пакета пирог и вгрызается в его еще тёплый румяный бок, - всё-таки с грибами, - сообщает она с набитым ртом, - вкусный. Не доставайся же он никому, ни ангелу, ни лосю.

- Да ладно, - смеётся Богдан, - чего ты всполошилась. Это же ребята придумывали, а не ты, леди автор.

- Слово, - говорит Лиза со второй попытки, первая увязла в пироге, - оно и в Африке слово. У всех работает.
Tags: Лиза и Маша, тексты
Subscribe

  • вечернее чтение

    Начала читать в прямом эфире "Школу в Кармартене", и что-то так это зашло, что, видимо, рано или поздно начитаю ее вслух всю. Читать пришлось,…

  • книжек дают! Правда, электронных

    А в электромагазине Макса Фрая "ТСК.Зеленый" появился, второй том! По идее, если тыцнуть тут в картинку, можно прямо в магазин попасть и книжку…

  • черный человек

    У всякого автора, живущего в стиле персонажа, должен быть свой чёрный человек, чтобы загадочно и внезапно вторгнуться в жизнь и поставить там либо…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments