kattrend (kattrend) wrote,
kattrend
kattrend

Category:

бабушкин пришелец

Буковки из нынешнего блица. Как всегда, коллеги о жизни и смерти - а я о Докторе и рукоделии.

Докторовый запой продолжался с новогодней ночи. Посмотрели в декабре рождественского "Доктора Кто", восхитились, решили продолжить. Оказалось, что бандиты многое пропустили, Лиза в поисках вдохновения посмотрела одна весь девятый сезон, пока парни были в школе. Посмотрели девятый сезон. Сожрали тонну мандаринов. Маша по дороге на ночной просмотр нашла стопку холстов на подрамниках, сочла это знаком, уже написала две картины. Богдан, обнаружив, что Лиза осваивает вязание на спицах, Маша рисует, близнецы крутят шар, а Алёнка шьёт из тонкого трикотажа микроскопического кота, на следующий просмотр принёс кожи и обручей, чтобы тоже не терять время зря. Покончив с девятым сезоном, вернулись к четвёртому - потом пятый, шестой.

И вдруг каникулы закончились. Нет, просмотры не прекратились, но их пришлось заканчивать к полуночи, а не в шесть утра, как в каникулы.

Лиза стоит перед тяжёлым нравственным выбором. Продолжать смотреть в одиночку, пока другие работают, как-то не по-дружески. Возвращаться в фейсбучик разрушительно. За две недели сериального эскапизма жизнь как-то наладилась, наступила настоящая зима, улицы перестали посыпать солью, в воздухе пахнет снегом и дальним дымом, как в деревне какой-нибудь. Мы же в квантовой реальности. Если у наблюдателя всё хорошо, и у мира всё хорошо, вот и не будем всё портить. Лиза решительно закрывает вкладку с фейсбуком, заодно в нети отправляется вконтактик и коллекция документального криптокино. Наслушаешься вас - жить не захочется. А вот два сайта по вязанию шарфа четвёртого Доктора закрывать мы не будем. Наверное, шарф следует писать с большой буквы. Шарф Четвёртого. И ведь два же придётся вязать! Можно, конечно, один, двадцатиметровый, но после свежепрочитанной близнецами книжки про цунами, скорей всего, они не захотят быть настолько друг к другу привязаны. Главные герои книжки - сиамские близнецы, мальчишки любят, конечно, когда в книгах упоминаются близнецы, но всё-таки тут избыточная какая-то степень близости, хорошо, что во второй книге Далай-Лама их разделил. Отличный боевичок для подростков. Решено, вяжем два. Ужас-то какой.

И тут, не успевает Лиза как следует втянуться, ну, буквально пару-тройку серий про вдохновляющего Четвёртого успела посмотреть, ну, связала не больше сорока сантиметров - как вваливаются дети, а с ними еще один. Обсыпанный снегом по самые уши, нос длинный и красный, на волосах сосульки, лет пятнадцати с виду, и такой нескладный и угловатый, что Лиза вдруг замечает, какие красавцы у неё выросли.

- Мама, это Боб, - мы его на горке подобрали, - а у нас все болеют и три урока, - есть еда?

- Сначала раздеваться и сушиться, - командует Лиза, - потом чай и суп.

Без мокрой куртки гость выглядит пришельцем. Нет, формально всё в порядке, руки-ноги-голова, но при взгляде на него возникает ощущение нереальности. А что, если две недели смотреть на инопланетян разной степени обаяния, и на окружающих как-то смотришь свежим взглядом. Мальчик как кузнечик: тонкий, ломкий, носатый, чуть ли не коленками назад. И совершенно замёрзший. На нём клетчатая рубашка, мятый школьный пиджак и, о боже, бабочка! И минуты не проходит, как пришелец оказывается на кухне, без пиджака, завёрнутый в плед, с чашкой чая в руках.

- Прикинь, - рассказывает Мишка Лизе в компьютерной норе, пока Макс подливает чаю, - мы катались, и этот чувак делал всякие сальто, пока не приземлился на голову. Мы сразу к нему, не убился ли, а он открывает глаза и бормочет: ну вот, приплыли, в глазах двоится. Пришлось объяснять, что нас два. Дык не верил, пока не перетрогал обоих. Мы решили, что надо его спасать. Как думаешь, может, его Богдану показать?

- Богдан вечером придёт, - сомневается Лиза, - может, врачам сдать для опытов? Хотя, таких персонажей я бы от врачей прятала. Может, у него два сердца, или наоборот он оборотень какой-нибудь.

- Мама, у тебя передоз Доктора! - ржёт Мишка. - Может, перерывчик сделаем?

- Еще чего! - возмущается Лиза, - если уж вы хотите себе эти бесконечные шарфы, терпите. Я без кино вязать не умею.

Мишка удаляется на кухню, а возвращаются уже оба.

- Ма, он дрыхнет, - это ничего? - ему полезно, - а вечером его Богдан пощупает, - ну вдруг сотряс там или что, - кстати, он тоже Доктора любит. - Видала его бабочку?

До вечера всё происходит как обычно. Бандиты было пристраиваются к Лизе наслаждаться классикой, но изгоняются делать английский; потом приходят Богдан, Маша и Алёнка, нагруженные подходящим рукоделием и погрызушками. На мониторе уже появляется Ривер Сонг, когда из кухни доносится панический вопль.

- Вы чего меня не разбудили! Меня бабушка убьёт! - близнецы бросаются на кухню утешать нового приятеля, но тот уже с перепуганным лицом прижимает телефон к уху. И расслабляется после трёх минут переговоров. Похоже, бабушка убивать его пока не собирается.

- Честность - лучшая политика, - широко улыбается он, - я признался, что уснул. А она говорит, чтоб я еще и поел.

- Ну, это не вопрос, - смеётся Мишка, - ты у нас еще и Доктора посмотришь, - добавляет Макс, - и познакомишься со всеми.

- Вау! А какой сезон?

- Шестой. Ну, пошли, что ли.

Дополнительная сидушка находится и для Боба. Между делом Богдан ощупывает его голову, заглядывает в глаза, нажимает на какие-то точки и машет рукой: нормально, мол, жить будет. Гостю выдают суп и хлеб, а погрызушек на столе - полный стол.

Через пол-серии пришелец начинает нервно озираться. Все вокруг что-то мастерят. Близнецы, видя, что гостю не по себе, переглядываются. То ли сейчас встанет и выйдет, то ли тоже начнёт что-нибудь делать, труд заразителен, все это знают. Боб действительно встаёт, но пока не выходит, а заглядывает через плечо каждому из присутствующих. Богдан загибает края мокрой шкуры вокруг обруча латунной дарбуки. Маша и Алёнка рисуют, каждая в своём блокноте. Мишка и Макс лепят из пластилина шаблон для будущих сценических шляп. Лиза вяжет. Почему-то на лизино вязание Боб смотрит особенно долго, почти не отвлекаясь на монитор, где уже как раз вот-вот начнётся самая кульминация серии про рождение Мелоди Понд. Наконец он всё-таки выходит. Но возвращается с рюкзаком. Макс и Мишка с интересом на него косятся.

Из рюкзака на свет появляются длинные алюминиевые спицы. Вязальные. Тонкие, как их обладатель. "Маам!" - шепчет Мишка. Лиза оглядывается.

- А можно мне клубочков? - робко спрашивает Боб. - Фиолетовый и бежевый для начала.

- Да пожалуйста, - почему-то шепотом отвечает Лиза, - у меня их тут целый мешок.

"Бабушкин внук! - шепчет Макс на ухо Мишке. - Ты смотри!"

Мальчик стремительно набирает петли на две спицы. Потом выдёргивает одну и начинает вязать с умопомрачительной скоростью. Лизу он догоняет уже к концу серии. "Да это круче шара!" - думает Мишка. "Точно пришелец", - думает Макс. Лиза бросает вязание и сериал и долго смотрит, как мелькают спицы.

- Товарищ, - наконец говорит она, - ты где так вязать научился?

- Я корью болел, - охотно объясняет гость, не прекращая вязать и смотреть, - а мне еще и читать запретили, особенно с телефона. Ну, бабушка и научила меня вязать, а то я совсем от скуки с ума сходил. А потом разрешили кино смотреть. Я, правда, только шарф умею вязать, зато быстро. Изнаночными петлями.

- А мне ты не поможешь?

- Ну так я же и помогаю! - смеётся Боб, - я вот так и подумал, что вам два шарфа вязать.

- Держи пакет, - Лиза протягивает ему весь мешок с клубками, понимая, что сама еще не скоро дойдёт до смены цвета.

- Только я весь связать не успею, - предупреждает пришелец, - мне уже через час домой пора.

- Так ты еще приходи! - восклицает Лиза, для которой засиял ослепительный свет надежды. - мы решили до конца седьмого сезона смотреть. Завтра, послезавтра, ну и так далее.

- Здорово! - улыбается Боб, - какие вы... обнадёживающие. Я думал, взрослые все скучные.

- Художник - это ребёнок, который выжил, - подаёт голос Маша, - дружи с художниками, не пропадёшь.

- Ладно, - соглашается Боб.

Когда у гостя звонит телефон, и братья начинают собирать по батареям высохшие уже шмотки (в том числе и длиннющий шарф изнаночной вязки), оказывается, что из четырёхметрового шарфа для одного из близнецов готово уже метра два. Тощий вязальщик натягивает на свои углы всё высохшее шмотьё и исчезает за дверью, а племя возвращается к монитору.

- Это что же, - прикидывает Макс, - ещё вечерок - и шарф у меня в кармане?

- Почему у тебя? - возмущается Мишка, - может, я этот шарф хочу!

- А вот и не подерётесь! - строго говорит Лиза, - я-то еще и днём вязать буду, авось, нагоню.

- А потом мы его чем развлекать будем?

- Я попрошу его меня научить, - говорит Алёнка, - а то мы с мамой только крючком умеем.

- Между прочим, - вставляет Богдан, уже почти натянувший свою дарбуку, - вязать - очень мужское занятие. Матросы на кораблях шарфы на вахте вязали.

Близнецы переглядываются.

- Нет. - говорит Мишка. - нет-нет-нет! - восклицает Макс, и оба кидаются обратно к своей пластилиновой болванке.

Богдан хмыкает и принимается стучать, проверяя звук мокрой еще и гулкой дарбуки. Ритм как раз совпадает с классическим вступлением следующей серии.
Tags: Лиза и Маша, тексты
Subscribe

  • (no subject)

    Обещала показать шляпное безумие, вот оно. Позировать любезно согласился манекен Глеб Филиппыч. Шляпа волшебника: довольно плотная, размер от 56…

  • подарите город

    Оказались свободны к 8 марта два городка. Красный - падук и сердолик (колесико крутится), половинчатый - палисандр и гранат. Каждый продаётся в…

  • Еще осьминожка

    Сделала повтор ожерелья с осьминогом. Падук, кораллы, обсидиановые бусины, латунная проволока. 2000 р.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 7 comments