kattrend (kattrend) wrote,
kattrend
kattrend

Category:

жёлтое золото аннунаков

текст из седьмой игры в пятнашки, на тему "раз, два, восемьдесят, три, красная пуговица, четыре". Совсем не то у них там происходит, что я предполагала, придется теперь другую историю писать про то, о чем я думала, пока эти гады гоняли свои (мои) телеги; а эти пускай тут лежат, чтобы храниться в одном теге.

- Раз, - говорит Лиза, - два.

На фоне белой простыни рыжий мальчишка в белом костюме расслаивается и становится двумя. Этот трюк удалось отработать на отлично, в остальных Лиза сомневается, но Макс и Мишка уверены и сияют.

Вокруг валяются разноцветные коробки, ленточки, толстенный том "Фокусов своими руками", огромный тряпочный волчок, вышкуренные палки. Времени уже десять вечера, Лизе хочется уже прилечь на диван и записать текст, болтающийся в голове уже несколько дней, но бандиты не унимаются.

- Мам, ну, не убегай, у нас еще вот это! - восклицает Макс и показывает фокус с платочками.

- Мне нужны бумажные монетки, - озабоченно говорит Мишка, - у нас есть картон и серебряная краска? И золотая?

- Дождался, гад, последнего момента! - обречённо восклицает Лиза, - тут без Машки не справиться. Так, ну-ка раскладывайте диван, я пока ей позвоню.

Маша и Алёнка появляются к одиннадцати; Маша тащит здоровенную сумку-папку, Алёнка - школьный рюкзак и медведя.

- Так, у меня тут картон, бумага, еще вот такая бумага, жатая, если понадобится, акрил, пробойники, нитки - чего-нибудь еще надо? - Маша деловито вываливает принесённое хозяйство на разложенный диван.

- Ага!!! - восклицают Мишка и Макс, одновременно хватаясь за самый большой, трехсантиметровый, пробойник. Он действительно впечатляет, этакая толстая заточенная труба, да еще и с дыркой в боку, хорошая сталь, полированный край.

- Дофига денег стоит, между прочим, - предупреждает Маша, - вы с ним как-нибудь нежно. Сколько вам монеток-то нужно?

- Восемьдесят, - гордо сообщает Мишка. Воцаряется унылое молчание.

- Прощай, дорогой пробойничек, - горестно вздыхает Маша, - но ножницами вы до утра провозитесь. - Порывшись на дне сумки, достаёт изрытую круглыми вмятинами доску и маленький молоток. - Вот, старайтесь выбирать ровные участки.

Лиза, Маша и Алёнка пьют чай на кухне, из детской доносится равномерное "тюк... тюк...", перемежаемое выкриками: "Эй, дай мне потюкать!".

А на кухне тихо. Маша чиркает в блокнотике, Лиза задумчиво грызёт печеньку, Алёнка улеглась на диван и шушукается с медведем. Спокойствие нарушает один из близнецов, встревоженно завопивший "Где золотая краска?! Была же!"

Перерывают всё. Тюбики с разноцветным акрилом, банки с белилами, прозрачным лаком, серебряной краской - есть; золотой нету.

- Где-то у меня был маркер, - Маша роется в сумке, достает толстый жестяной маркер, - его нужно покачать, вот так, потом потыкать в бумажку. Воняет, конечно, зато цвет яркий. - близнец уносится обратно в нору, а Маша вздыхает: - ушельцы проклятые.

- Кто, бандиты? - не понимает Лиза.

- Да нет, настоящие ушельцы, аннунаки, которые человечество на золото подсадили. Зачем-то им золото нужно, они нас к нему приучили, логически ведь непонятно, какая от золота польза, - Маша обхватывает кружку обеими руками и усаживается в кресло поудобнее, готовясь к изложению телеги, - потом они ушли, но есть версия, что они до сих пор забирают золото. Известно же о странно пропавших золотых запасах: царское там, золото нацистов...

- Золото Стеньки Разина, - подсказывает Лиза.

- Вот-вот. Вот и у меня золотое колечко пропало. Бабушкино, червонного золота, такая удивительная вещь. Совсем настоящее, не то, что в магазинах продаётся. Я его на шее носила на цепочке.

- То-то толкинисты были рады, - проницательно замечает Лиза.

- А то! Мы как раз ехали в автобусе, скучно было, разглядывали друг друга, на всех же тонны артефактов понавешаны, кто-то потянул за цепочку, а я и говорю, не задумываясь: подарочек, мол, от бабушки на день рождения. Тут-то все и легли.

Лиза и Маша хохочут, Алёнка сонно хихикает. Эпопею еще не прочитала, а фильм засмотрела уже до дыр. Мама в роли Фродо - это же ура.

- И, если я не выкинула его в какой-нибудь Ородруин, чего я не припоминаю, значит, аннуначьи ушельцы поставили на нашей планете робота, который до сих пор золото изымает и отправляет в их родной мир.

- А янтарная комната? - вставляет с дивана Алёнка, - ты же рассказывала, она-то куда делась?

- Она утонула! - ржет Лиза.

Машу новым поворотом не смутишь.

- Вполне вероятно, - отрывает Маша указательный палец от кружки и вздымает его к потолку, - робот настроен на желтый цвет. Янтарь жёлтый...

- Да там всякий был.

- Неважно. В среднем жёлтый. Ну, вот.

- А у меня колготки пропали, - жалуется Алёнка, - желтенькие.

- Так, - говорит Лиза, - тааак. Чего-то я ужасно беспокоюсь, - Лиза исчезает в комнатах и появляется пятнадцать минут спустя с одним черно-желтым цилиндром в руках. Обычная клоунская шляпа из бархата и поролона. Когда-то в ней выступал отец близнецов, многопьющий и драйвовый блюзмен, а недавно пришлось завести вторую, благо, в новые времена это просто. Но не в глухую полночь.

- Наворожили, проклятые! Нет нигде второго цилиндра.

- Нет, - мотает головой Маша, - нет-нет-нет, ушельцы из-под рук не хватают. Они же у тебя сегодня же в них репетировали? Ну, значит, все в порядке, под кроватью где-нибудь. В честь чего у вас вся эта ботва?

- Ханука, - поясняет Лиза, - праздник для младшей школы. Фокусы, савивон, игра по станциям. Геморрой и конец света.

- И реквизиту много? Знаешь что, дай-ка я Богдана спрошу, может, отвезёт с утра все стадо в школу. Он же теперь погонщик "Москвича". И его животное даже иногда ездит.

Телефонный разговор как-то затянулся.


***

Утром скарб приходится тащить вниз всей толпой. Получилось три оккупантских баула. Цилиндров оказывается три: третий, бело-голубой и с рожками, приблудился непонятно откуда, его вручают Алёнке. И тут же из предрассветной темноты выныривает дряхлый древний "Москвич", и он жёлтый.

- Машка, - подозрительно шепчет Лиза, - а где ты вообще познакомилась с этим ушельцем?

- Никакой он не ушелец, нормальный питерский шаман, я его команде помогала с перфомансом в Мани-Хани, ну и как-то так сыгрались.

- Сомневаюсь я что-то. И машина у него желтая, изъял, наверное, у какого-нибудь землянина роботом своим. И в восемь утра подорваться может - да какой питерский музыкант на такое согласится?

- Я не изымал, - бурчит Богдан, вылезая из машины, - я его купил по случаю за десять тысяч. Ну и жёлтый, ну и что. Грузитесь давайте, жертвы аннунаков, повезу вас на вражескую планету.

Детям, похоже, идея нравится, как-то очень быстро удаётся разместить внутри реквизит, школьные рюкзаки и самих детей.

- Удачная была идея перевести Алёнку в вашу школу, - вздыхает Маша, провожая взглядом торчащую в заднем окне бело-голубую нелепую шляпу.

- По кофе? - предлагает Лиза.

- Вари сразу кофейник, наш ушелец сейчас вернётся.

И впрямь - едва успели разлить по первой чашке, как звонит домофон.

- Вы, - говорит Богдан, складывая на табурет какие-то предметы, - со своими аннунаками превращаете город в черт знает что.

- Мы то-тут при чём! - возмущается Машка.

- А кто рассказывает на всех углах про желтое золото? Ну и вот: жёлтый газовый баллон.

Баллон и впрямь совершенно жёлт. Как сыр, как лютик. А по форме ничем не отличается от тех коротких дачных баллонов, из которых перкуссионисты делают себе глюкофоны. Для чего, должно быть, Богдан его и подобрал.

Рядом с ним на табуретке лежат: жёлтая перчатка, жёлтые наушники и лимонная бутылка какого-то пойла. И огромная красная пуговица.

- Но пуговица-то красная, - отмечает наблюдательная Маша.

- Это, - говорит Богдан, - статистическая погрешность. Можешь взять для того красного балахона. Кроме этой пуговицы, меня теперь преследует жёлтый.

- Но лимонадик-то ты сам себе купил, - подкалывает его Лиза, - похоже, притягательная сила желтого тебя не минула.

- Ну, купил. Машкины телеги вообще воздействуют на мой мозг. Вы лучше скажите, еда у вас есть? Что это там на плите в кастрюльке? Я как раз проснулся.

Богдан открывает кастрюльку - там пшенная каша. Бандиты очень её любят, особенно, если готовить ее из хлопьев, да и Алёнка не отказалась. Жёлтая она, как и положено пшённой каше.

Богдан обхватывает двумя пальцами красную пуговицу, нежно, как последнее прибежище странника в жёлтом мире ушельцев; барабанит по ней кончиками пальцев на четыре четверти и тихонько поёт народную ушельскую песню: "Ай-да-ну-нах, ай-да-ну-нах, полный хлам, жёлтый хлам, всякий хлам - ай-да-ну-нах!"

Лиза и Маша смеются.

И тут как раз восходит солнце. Жёлтое, как всё золото аннунаков.
Tags: Лиза и Маша, тексты
Subscribe

  • закрывать гештальты

    Сдала вчера экзамен по тайцзицюань, прочитала аж два доклада, второй спонтанный: велели прокомментировать "управление обстоятельствами" Сунь Цзы, а я…

  • даос, пиши видос

    Мы довольно много сил потратили на подпольный фестиваль тайцзицюань, и хотелось уже как-то выдохнуть, тем более, что наша абсурдная постановка на…

  • (no subject)

    Бывает нечего написать, когда происходящие с тобой приключения сразу засовываешь в художественную литературу. Ну и как их потом рассказывать? В…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments