kattrend (kattrend) wrote,
kattrend
kattrend

Categories:

артефакт

Еще один текст из игры в сообществе, в смысле архивирования, тема - "Муха в ян(т/в)аре".

Дождь - летний такой, ясно, что скоро кончится, но за ним в очереди стоят еще несколько, маленькие выходящие из-за горизонта темные тучки. Платформа пуста, а вот навес довольно-таки оживлён, в кассу даже небольшая очередь. Анна курит, высунув голову за стену кассы, чтобы не травмировать дымом бабушек. Сквозь ореховые кусты пробивается внезапный солнечный луч. "Не забыла я свет погасить? - думает Анна, - а газ перекрыть?" Не помнит Анна ни про свет, ни про газ, хотя вроде должен же быть рефлекс... Кажется, рефлекса хватило только не забыть ноутбук и камеру. И то не факт. Ноут-то вот, ощущается спиной, а камера может быть в нужном отделении рюкзака, а может и не быть. Страшней всего было бы оставить где-нибудь ребёнка, американцы вон, так же загнавшись, забывают детей в машинах - спасибо тебе, милостивое время, что Люке уже одиннадцать, и она уже может переночевать одну ночь в гостях, а я пока отправлю фотографии, а завтра съезжу на этот чертов фест - и обратно, а потом вернемся вместе, а потом опять туда, а потом опять обратно... Надеюсь, Люка хоть черники успеет наесть. Хоть какая-то польза от ненавистного суетливого лета.

- Простите, сигаретки не найдется?

Внутренний панический поток словно наталкивается на стену этого голоса. Что-то в нем такое... Перед Анной стоит долговязый человек лет тридцати пяти с виду с очень внимательным взглядом. Словно он видит все это впервые - платформу, кассу, поток воды с крыши, солнечный луч в ореховых листьях, людей. Анна ищет по карманам пачку, только что ведь сама доставала, да где же она, а, вот; протягивает, приоткрыв - человек, словно заново узнавая, берет сигарету, обнюхивает, прикуривает от протянутой зажигалки - да, похоже, и вкус сигареты тоже ему внове, хотя курить он умеет.

- Спасибо, - говорит он прочувствовано, и Анна всем телом ощущает вес этого слова. В жизни ей приходилось слышать множество пустых слов - "Я тебя люблю", "Будешь плохо себя вести - в поликлинику сдам для опытов", "я тебе сказала!" - и от одного этого полностью наполненного слова само воспоминание о них улетает из анниной головы, как связка совершенно пустых, лишенных даже воздуха, воздушных шариков.

Некоторое время Анна и долговязый курят рядом, молча прислонившись к бетонному парапету. Анне хочется встать поближе к случайному незнакомцу - ее грызет суетливая тоска, а от длинного незнакомца исходит запредельное спокойствие. Прямо человек-океан. Анна мысленно отбирает этот эпитет у виденного на днях толстяка с тачкой, вся поверхность тела которого колыхалась безостановочными волнами. Нет, глупости, внутренняя сущность важнее поверхности торса, вот он, человек-океан.

- Знаете что, - внезапно говорит человек-океан, - я тут подумал, может быть, вы согласитесь посмотреть на одну вещь. Я ее сегодня нашел.

- На помойке? - оживляется Анна. Помоечный спорт захватил и её, хотя и маловато смысла тащить домой связку старых, с детства знакомых, журналов при полной невозможности их прочитать.

Незнакомец смущённо кивает. Ну, не очень смущённо. Словно лёгкая волна пробежала по поверхности океана - и всё.

- Давайте вашу вещь, - охотно соглашается Анна. До электрички еще минут сорок, не меньше, - прямо интересно, что за вещь, о которой предупреждать надо.

Человек-океан достает из кармана разгрузочного жилета какой-то желтый камешек. На жилете этих карманов - куча кучинская, штук двадцать, не меньше, но он точно знает, откуда доставать. Протягивает Анне.

Янтарь. Неправильной формы, прозрачный, а внутри... Ой, внутри муха!

- С ума сойти, - говорит Анна, - и это вот на помойке? Впрочем, чему я удивляюсь, всякое бывает. Но все равно поздравляю. - Анна хочет уже вернуть артефакт владельцу, но какой-то отблеск в глазу мухи притягивает её взгляд. Надо же, как живая, а глаза... глаза белые почти... и блестят, как новогодний снег.


***

Снег окружает со всех сторон. Бесконечная сияющая под солнцем равнина. Бесконечное синее сверху, белёсое над горизонтом, небо. Бесконечное спокойствие со всех сторон. Кажется, по мне течёт сок. И пальцы - почему их так много, и они такие острые? Нет, это не пальцы, это иглы, а кора грубая и тёмная на бёдрах, нежная и рыжая на груди, нет, это ствол, я сосна? Или нет - я - это множество сверкающих кристаллов, это только кажется, что белых, на самом деле прозрачных. Или я - это очень много пронизанного солнцем январского воздуха? Или меня нет вообще. Тянется вечность, наполненная сверканием снега, шелестом игл сосны, молчанием ледяного безветренного неба - и нет, не тянется. Просто есть. Вечность может только просто быть.

***

Анна чувствует, как из её рук забирают что-то, чувствует: это руки. Потом чувствует себя всю. Потом видит платформу, колонну, поддерживающую навес, поток воды с крыши, солнечный луч в ореховых листьях, рядом стоит человек, на нем разгрузочный жилет, бежевая клетчатая рубашка, у него соломенные волосы, серые очень внимательные глаза, прямой нос; за ним стоит таджик с невероятно миниатюрной собачкой в желто-зеленом жилетике, и нос у таджика в точности как у собачки; а дальше - дедушка с дочерью и внуком, внук белобрысый, совсем-совсем, наверное, человек в жилете в детстве тоже таким был, надо же, сколько подробностей оказалось в мире внезапно.

- Простите, что провёл на вас этот эксперимент, - покаянно произносит блондин в жилете, - не мог поверить, что это и в самом деле было, можно ведь спятить и не заметить, но вижу по вам, что не спятил, было, без дураков.

- Да какое там простите, - улыбается Анна, - да, я помню, вы стрельнули сигарету, потом показали мне янтарь с мухой. Но это было вечность назад. Спасибо.

Анна и блондин в жилете - или женщина-снежная равнина и человек-океан - стоят у парапета, а вокруг них клубится ожидающая электричку небольшая толпа. Анна чувствует в себе бесконечное спокойствие, словно дом, работа и дача прекратили растягивать ее в три разных стороны, и она осталась здесь, сейчас, на мокрой платформе, посреди лета, и лето, надо сказать, совсем неплохая штука. У колонны переминается с ноги на ногу пожилая дама с тележкой, в руке - ведро черники, Анна окунается в её настроение. Внуки, сахара купить, мясорубка на даче или в городе, электричку отменили, на троллейбус успеть бы, тоска какая... Как в зеркало посмотрела - в зеркало, отстающее на полчаса. Анна толкает незнакомого знакомца в жилете локтем и заговорщически шепчет:

- А вы могли бы показать вашу муху ей?
Tags: городские шаманы, тексты
Subscribe

  • за пластилином

    Решили всю неделю готовить подарки: лепить из полимерки, из глины, шить из кожи, расписывать деревяхи, ковать медяшку. Для первого дня понадобился…

  • марш-бросок

    Поняла, что другого шанса не будет - рванула закрывать дачу, благо, погода удалась. Опоздала на электричку, пока ждала следующую - нашла роскошные…

  • немножко географии

    Иногда помогает просто съездить за покупками, а потом забежать на еще одну свою работу, а потом возвращаться домой самым длинным из путей. Тут…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 10 comments

  • за пластилином

    Решили всю неделю готовить подарки: лепить из полимерки, из глины, шить из кожи, расписывать деревяхи, ковать медяшку. Для первого дня понадобился…

  • марш-бросок

    Поняла, что другого шанса не будет - рванула закрывать дачу, благо, погода удалась. Опоздала на электричку, пока ждала следующую - нашла роскошные…

  • немножко географии

    Иногда помогает просто съездить за покупками, а потом забежать на еще одну свою работу, а потом возвращаться домой самым длинным из путей. Тут…