kattrend (kattrend) wrote,
kattrend
kattrend

Categories:

смерть, чеснок и ятаган

Текст из текстовой игры в пятнашки. Положу-ка я к себе несколько текстов про Лизу и Машу, пока не потерялись

- Они пугают, и мне страшно, - жалуется Лиза, - страшилками сородичи изводят. Боюсь, спячу рано или поздно. Или уже спятила? Может, курить опять начать? Тебя вон вроде это успокаивает.

- Смотри! - Маша вынимает из сумки пачку самокруточного табака с жуткой картинкой, изображающей какое-то мрачное мясо, и надписью жирным шрифтом поверх: "СМЕРТЬ", - и эти люди еще предлагают убрать из интернета упоминания обо всем, вызывающем смерть!

- Жизнь вызывает смерть, - вздыхает Лиза.

- Ездили вчера с Богданом на рынок за табаком. Ему досталось страдание, мне - смерть. Так что лучше и не начинай.

Лиза вздыхает. "Поплакаться утеряна привычка", - думает Лиза и заливает улун третий раз.



Маша тем временем что-то рисует на маленьком нетбуке при помощи маленького же планшета. Планшет ей тесен, Лиза знает, что дома у Маши большой, полученный за какую-то дизайнерскую работу, но с собой большой, увы, не потаскаешь. Маша морщит нос, вылетая за края рабочей панельки.

По кухне ползают две обтянутые джинсами задницы, две всклокоченные рыжие головы высовываются то из-под дивана, то из-за буфета.

- Здесь нету, - периодически доносятся из углов приглушенные комментарии.

- Черепаху ищут, - сообщает Лиза, - вечно ныкается по углам.

- Ой, у вас черепаха! Что ж ты сразу не сказала, я бы Алёнку прихватила.

- Ничего, прихватишь еще, черепахи долго живут, - успокаивает Лиза, - еще чаю будешь?

Маша прихлёбывает не глядя, продолжая водить стилом; близнецы копошатся под столом - уже не помещаются там вдвоем, пешком под стол - явно не про них. "Да вы разделитесь, ищите по разным углам," - предлагает Маша, из под стола высовываются две непонимающие конопатые рожицы, смотрят на нее несколько секунд, ныряют обратно. Вдруг высовывается рука, в руке зажата головка чеснока на длинном стебельке, следом вылезают оба рыжих брата, насупленные и помятые.

- Нет ее тут, - говорит один, - тут чесноком воняет, - подхватывает другой, - она его терпеть не может, - заканчивают хором и удаляются искать в других помещениях.

- О, чесночок! - оживляется Маша, - люблю. А хлебца не найдется, бородинского? - стряхивает пыль, раскалывает ногтем белую кожуру, вылущивает крепкий зубчик, - очень удачный, и не сухой совсем.

- Чеснок пропитывает женщину полностью, - предостерегает Лиза, цитируя где-то читанное.

- Плевать, - отмахивается Маша, - буду женщиной по-татарски с чесноком. Между прочим, от вампиров чеснок здорово помогает, а вампиры тебя, я вижу, тоже порядком поели.

- Да ну, вампиры в двадцать первом веке, - пожимает плечами Лиза, - обычные люди. Оказывается, все буквально вредно! Я могу умереть мучительной смертью даже от того, что в доме нет миндаля. От того, что у меня носки разные. И очки серые.

- Это и есть вампиры, - вздергивает палец Маша, - я бы рекомендовала все-таки, - добавляет она невнятно, вгрызаясь попеременно в зубчик чеснока и хлеб.

Лиза мотает головой. К чесноку она равнодушна. Даже не стала отыскивать под столом удравшую туда головку, когда тушила мясо для очередного рассказчика страшных историй.

***

Три часа ночи. Близнецы, так и не нашедшие любимицу, спят. И Лиза побеждает сном экзистенциальный ужас.
А вот Маша не спит. Маша ищет нож. Или ножницы. Работа закончена, распечатана на белой самоклеящейся бумаге, но для правильного использования ее надо нарезать. Ножницы, пожалуй, в этом доме найдет разве что, пожалуй, сама Лиза. А кухонные ножи тупые. И скальпеля в пенале не оказалось.

Кажется, вся затея может сорваться из-за такой ерунды. Маша открывает окно, сворачивает самокрутку из табака, помеченного смертью, пытается оторвать клочок самоклейки - но она толком не рвется, только растягивается.

В доме тихо. Слышно, как за окном гудит чей-то кондиционер, как звякает где-то бутылка, как посвистывает в ветвях вяза свихнувшаяся полуночная пташка. И вдруг, перекрывая все мелкие ночные шумы, раздается скрежет из-под буфета. Словно жуткое чудовище пытается прорваться сквозь древний кухонный линолеум. В скрежете слышатся костяные и металлические нотки, Маше становится жутко.

- Что в таком случае делает настоящий воин? - спрашивает себя Маша вслух, и со смешком заканчивает цитату: - воин делает в штаны!

И решительно лезет под буфет.
Там, в темноте и пыли, маленькая черепашка деловито пытается сдвинуть с места большущий узбекский нож. "Как такие ножи называются? - думает Маша, выволакивая разом и черепашку, и нож, - это, что ли, ятаган? Или ятаган - это такой изогнутый?" Нож оказывается острым, а черепашку Маша водворяет в террариум, будет детям радость. "Есть у черепахи дело, - напевает Маша, нарезая бумажки на кухонной доске, - доставлять людЯм ножЫ". Картинка-то, похоже, проясняется. Страшные, видать, истории рассказывал Лизе ее приятель, если по кухне и ножи, и чеснок, так и летали. Не зря дело задумано.

***

Одиннадцать утра. На кухонном диване спит Маша. Лиза тихонько выходит на кухню, ставит чайник, не разлепляя глаз, достает пачку кофе, и тут глаза раскрываются сами собой. На пачке кофе наклейка: "Кофе чрезвычайно полезен для твоего здоровья! Не забудь добавить кардамон!" Под буквами - мультяшный бедуин с кофейником. В правом отделении шкафчика, где специи, банка с кардамоном сообщает, что "Кардамон чрезвычайно увеличивает пользу от кофе, не жалей!" Лиза, зная масштабный характер подруги, уже прицельно проверяет: морозильник ("Мороженое закаляет горло и приносит радость"), отделение для овощей ("Сама знаешь, от овощей дофигищщща пользы"), газовую колонку ("Горячая вода укрепляет здоровье"), ванную ("Погружение в ванну избавляет от стресса") и еще множество домашних предметов. Даже на любимом Лизином мокасине - маленькая бирка "Мягкая обувь стимулирует рецепторы стопы". Даже пачка туалетной бумаги радует известием, что она гораздо полезнее листьев лопуха. Рядом с кухонным диваном на табуретке валяется пачка самокруточного табака, помеченная на этот раз курящим т-образную трубку индейцем и радужным словом "ЖИЗНЬ". Даже на столь выручившем Машку принтере начертано, что "Печатание на принтере препятствует появлению писчего спазма".

- Серьёзно Машка подошла к вопросу, - качает головой Лиза, снимает с крючка кофейник, конечно же, помеченный этикеткой "Варение кофе в кофейнике позволяет варить кофе расслабленно и тем повышает его полезные свойства", отклеивает этикетку, пытается переклеить его рядом с крючком, видит, что там есть уже одна, и читает: "Крючок для кофейника освобождает место на столе и приносит пользу". Даже крючок не забыла, а!

Лиза пишет на бумажке "Маша приносит радость", засовывает бумажку за ремешок подругиных часов и тихонько смеётся.
Tags: Лиза и Маша, тексты
Subscribe

  • четверг ваще

    Думаешь, можно пройти по мирам одиноко-свободным? (с) Хрен там пройти можно! Только пробежать, туда сюда, и так восемнадцать раз. Но третий раз в…

  • среда

    Краткое содержание предыдущей серии: я потеряла платье в Африке и очень хотела его назад. Я зашторила окно и в среду, но не выключила звонок у…

  • вторник

    Вторник мне показался довольно насыщенным, хотя изрядную часть я проспала. Вспомнила про занавеску, зашторилась и спала до упора. Вторник начался с…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 8 comments