kattrend (kattrend) wrote,
kattrend
kattrend

Categories:

Планета для девочки

Сохраняю текст тут, чтобы все рассказы про Мартышку были доступны в одном месте. А так это написано на заданную тему в txt.me

Отдых на планете Пентаграмма удался. Пятиконечный материк-гора радовал нежным песком пляжей, запахами тропических фруктов и полным отсутствием животной жизни. Только растения, бабочки и какие-то подводные насекомые, мастерящие вокруг себя однообразные ракушки. Нечего рассказывать об отдыхе: каждый день был похож на предыдущий: мягкий рассвет, купание, сбор фруктов, купание, игра, купание, вечерний костер, сон под звездным небом - и так десять раз. Братец Тенга начал вплетать в бороду ракушки, Марта строила из песка многоэтажные сооружения и каталась на роботе-гонце, привязав в качестве поводьев нитяную косичку, последнюю память о погибшей плюшевой игрушке. Потому-то и пришлось нам бросать дела ради пикника на задворках галактики: очень уж мы все упали духом, когда гонец нечаянно раздавил плюшевого зверька контейнером.

Зверёк был мил и любим, а от него только косичка и осталась, Мартышка совершенно упала духом, от неё, конечно же, заразились и мы с братом - так мы и оказались на уютной ничейной планете, где всегда хорошая погода.
А потом всё произошло разом.

На восточном краю нашего пляжа опустился покрытый ящеричными узорами корабль каких-то незнакомых ыр-хе. На западном краю в тот же момент - ассиметричный и залатанный кораблик виртов. Судя по синхронности приземления, назревало какое-то церемониальное выяснение отношений. Из-за этой планеты? Что здесь делить? Ыр-хе, кажется, вообще не отдыхают - разве что предлагают кому-нибудь повоевать, для подъема настроения. Вирты же предпочитают душные тенистые болота, а вовсе не солнечные пляжи, как мы. А больше здесь ничего нет - только бесконечная полоса пляжа вокруг материка и вздымающийся в небо лес.

Мы спешно оделись. Нас было двое, Мартышка еще с утра укатила в лес верхом на нашем металлокерамическом гонце. Мы позволили: планета безопасная, гонец - сам по себе оружие и инструмент, пусть ребенок развеется. Хоть бы она осталась там подольше, может быть, ситуацию удастся разрулить. Мне было тошно. Прилетели и все испортили. Или еще испортят, вот прямо сейчас. Я не доверяла незнакомому ящерику, а виртам не доверяла вообще никогда.

Ящерик представился: Тируваландамар-Квериантамор, вирт же, напротив, представляться не стал. Двое ящериков рангом пониже стояли позади своего капитана, вирт же был один. Назвали себя и мы.
Последовала пауза. Кто-то должен начать первым - неужели мы? Тенга тяжело вздохнул: если мы - значит, он. Капитанский значок на этот момент был у него.

- Чем обязаны? - наконец, просто спросил он.

Вирт и ящерик мрачно переглянулись. Ящерик со свойственной его народу решительностью сделал ход:

- Мы прилетели заявить права на эту планету, так как планета официально объявлена ничейной...
- Нет, это я прилетел заявить права на планету, - перебил его вирт, покрывавшийся уже крупными каплями пота под местным солнцем, - почему это всё лучшее достается ыр-хе? Ареал распространения моей расы гораздо шире!
- Пока я вижу, что шире всего распространяются эти двое, - буркнул ящерик, - я слышал о них. Уважаемый учитель рассказывал, что они пролезают практически везде в пространстве и времени. С ними еще обычно ребёнок.
- Какая разница?! - вскричал вирт, - заявку-то они еще не сделали, я только что проверял, заявки еще нет! Может, они тут просто так?
- А в чем, собственно, предмет спора? - спросила я, - вас-то что тут привлекает?
- Хе-хе, - скривился вирт, а ящерик со щелчком встопорщил гребень, - не может быть, чтобы вы не знали. Раз уж вы тут сидите.
- Мы, кстати, стоим, - заметил Тенга. Ящерикам-то это было всё равно, сидят они только в крайних случаях, обычно твердо упираясь в поверхность своими четырьмя массивными ногами, а вот вирты предпочитают общаться сидя, раз уж сложившаяся культура галактики не приветствует лежачего образа жизни. Люди же, хоть и могут провести на ногах часов двадцать кряду, делать этого решительно не любят.

Так что конфликтующие непонятно из-за чего стороны расселись в нашем временном лагере, на камнях в тени деревьев.

Разговор затянулся. Солнце начало клониться к вечеру, из джунглей доносились странные звуки - то ли визг пилы, то ли какой-то свист; а мы всё никак не могли выяснить, на что же, оказывается, почти заявились первыми. Предложения сначала сразиться, а потом уже выяснять зачем, мы не приняли. Тягомотный разговор все тянулся, а звуки меж тем усиливались.

Я позвонила Мартышке.

- Душа моя, это ты там шумишь?
- Это не я, это гонец, - отозвалась Мартышка возбужденным голосом, - я ему дала кое-какое задание. Ничего страшного, все в порядке, мы скоро вернемся, я все расскажу. А у вас как?
- А у нас гости, - предупредила я, - я тоже все расскажу, когда ты вернешься.

Разговор продолжился, но я окончательно потеряла к нему интерес: меня грызло любопытство. Солнце меж тем уже практически садилось, все участники, кажется, проголодались - я-то уж точно, но, как назло, есть вместе было невозможно. Ящерики питаются слишком кроваво, вирты - слишком чавкающе-хлюпающе, думаю, и мы чем-то да раздражали наших оппонентов. И в этот миг нас спасли.

На фоне закатного солнца по пологому ущелью на пляж спускался гонец с развевающейся под вечерним бризом фиолетово-желтой косичкой. Погрузчики его были опущены, на них, на широких листьях местных деревьев, грудой были навалены какие-то каменные предметы. На плечах гонца, держась одной рукой за верхнюю крепежную скобу, сидела счастливая девочка двенадцати лет - наша Мартышка, с ожерельем из цветов на шее и зеленым каменным колесиком в торжествующе вскинутой руке.

- Мы нашли! Нашли! - кричала она, - Здесь кто-то был!

Разговор замер. Ящерики, вирт, да и мы во все глаза смотрели на юного археолога и его добычу.

- Ага, - сказал Тенга, - так вот в чем дело. Археология. Древняя цивилизация. И что бы сразу об этом не сказать?

- Эти невыносимые, везучие, отвратительные суэланские бродячие, вечно пролезающие первыми, куда не следует, играющие, во что не положено, ухватывающие, не желая, лучшее из того, что желанно другими... - на ящеричном языке это было одно длинное прилагательное, с которым наши вживлённые переводчики справились с трудом.

Разборки, так или иначе, были закончены. Ыр-хе и вирт мрачно погрузились в свои корабли и поднялись на орбиту - ужинать. Мы остались разбирать сокровища. Лучше всего было то самое колёсико, по сути дела, подшипник, выточенный из цельного куска полупрозрачного зелёного камня. Остальные предметы - диски, чаши, шпульки какие-то - по крайней мере укладывались в голове.

- Да, а заявку-то регистрировать будем? - спохватился Тенга.
- Это, - сказала я, отбирая у девочки колёсико, - лучший повод нашу милую планетку запретить и засекретить. Лучше бы никому и не показывать, а то где мы будем, в случае чего, отдыхать?
- Но эти типы всё видели, - робко вставила Мартышка.
- Значит, регистрируем планету на тебя и молчим, как ваэртские жабы. "Типы" решат, что злые суэланцы уже всё засекретили, а дома решат, что мы просто забили ребенку пляжик для купания.
Идёт?

Так у Мартышки появилась собственная планета.
Стоит ли говорить, что от депрессии она совершенно излечилась.
Tags: игра, тексты
Subscribe

  • (no subject)

    Обещала показать шляпное безумие, вот оно. Позировать любезно согласился манекен Глеб Филиппыч. Шляпа волшебника: довольно плотная, размер от 56…

  • подарите город

    Оказались свободны к 8 марта два городка. Красный - падук и сердолик (колесико крутится), половинчатый - палисандр и гранат. Каждый продаётся в…

  • облом с Дарами Волхвов

    Даров Волхвов, увы, не будет. Кса написала в фейсбучике: пожарные насели на музей и закрывают выставки, концерты и сам музей до тех пор, пока всё,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments